ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА


ТАЙНЫ ВОЙНЫ


ТРИ ЗАГАДКИ БОЯ В ПРОЛИВЕ СУРИГАО

Продолжение

"ФУСО" и "ЯМАСИРО"

Утром 18 октября стало очевидно, что местом первого крупного плацдарма американцев на Филиппинском архипелаге станет остров Лейте. Командующий Объединенным флотом адмирал Тоёда Соэму отдал приказ на начало операции "Сё-1" (или "Sho-Go", такое обозначение получил план генерального морского сражения в районе Филиппин) и все задействованные силы японского флота пришли в движение. Уничтожение американского соединения вторжения и удар по плацдарму на Лейте планировалось осуществить силами крупных артиллерийских кораблей (авианосная мощь Объединенного флота к этому времени была безвозвратно подорвана), коим предстояло попасть в залив Лейте (тихоокеанское побережье одноименного острова) с севера и юга, пройдя через Филиппинский архипелаг соответственно морем Сибуян и проливом Сан-Бернардино, а так же морем Минданао и проливом Суригао.

Флагманский корабль Соединения С линкор "Ямаширо" (предвоенное фото)

Американские палубные самолеты атакуют "Фусо". 24 октября 1944 г.

Линейный корабль "Фусо"

Первое Ударное соединение вице-адмирала Куриты Такэо, включавшее 2-ю дивизию линейных кораблей вице-адмирала Нисимуры, во второй половине дня 18 октября покинуло свою базу в Лингга-Роудз к югу от Сингапура и направилось в Бруней (о. Борнео), чтобы принять топливо. Здесь эскадра под командованием Нисимуры была выделена из состава сил Курита в качестве самостоятельного соединения (т.н. Соединение "С" или "Южная группа"). Корабли Куриты (теперь - Соединение "А" или "Центральная группа") покинули Бруней 22 октября в 08:00 и взяли курс на северо-восток. Нисимура, держа флаг на линейном корабле "Ямасиро", вывел свою эскадру в море в 15:10 в тот же день. Дойдя вслед за Соединением "А" до пролива Балабак (между островами Борнео и Палаван), Соединение "С" повернуло в море Сулу. Тем временем силы Куриты шли вдоль берегов Палавана.

Адмирал Курита

Американская субмарина "Дартер", патрулировавшая у пролива Балабак, в ночь на 23 октября производила зарядку батарей. Неожиданно ее радиолокатор обнаружил приближающиеся со стороны Борнео корабли противника. Цели направлялись в проход Палаван со скоростью 23 узла. Командир лодки предпринял практически безнадежную попытку догнать проходящих мимо японцев. В крайнем случае он надеялся навести на вражеский отряд патрулировавшую у северного берега Палавана подлодку "Дейс". "Дартер" устремился в погоню, покинув свою важную позицию.

Японские корабли (вероятнее всего, это была следующая в Манилу 16-я ДКР контр-адмирала Сакондзю Наомаса: тяжелый крейсер "Аоба", легкий крейсер "Кину", эсминец "Уранами") все-таки проскочили мимо "американок". Зато "Дартер" и "Дейс", встретившись перед рассветом, утром 23-го числа успешно атаковали соединение Куриты, начав тем самым сражение при Лейте. Для нас же важно, что маневр "Дартера" обернулся удачей для Нисимуры. Его эскадра беспрепятственно прошла пролив Балабак в море Сулу.

Хотя после атак субмарин американцы обратили самое пристальное внимание на перемещение соединения Куриты, Южная группа ухитрилась пересечь море Сулу необнаруженной. Ее местоположение - практически у западных берегов Филиппин - стало известно американцам только утром 24 октября благодаря оснащенным радиолокаторами палубным разведчикам TF 38.

Удача сопутствовала Нисимуре и далее. Если американские палубные самолеты 24 октября дали кораблям Курита в море Сибуян настоящий бой, то единственная атака вражеской авиацией Соединения "С" состоялась в тот же день в 09:18. В ходе нее самолеты с авианосца "Франклин" смогли добиться весьма скромных успехов. Флагманский "Ямасиро" без малейшего ущерба выдержал несколько близких разрывов. Одна бомба поразила квартердек линкора "Фусо", пробила верхнюю палубу и взорвалась в кают-компании. Возник пожар в находящихся рядом танках авиационного бензина, который уничтожил гидросамолеты линкора. Тем не менее пожар на "Фусо" выглядел страшнее, чем все обстояло на самом деле. Команда справилась с ним в пределах сорока пяти минут. Практически, кроме потери гидросамолетов, попадание бомбы не причинило кораблю серьезного ущерба. Кроме "Фусо" пострадал эсминец "Сигурэ": на нем прямым бомбовым попаданием перебило расчет носовой орудийной башни, но сама башня осталась действующей. Всю остальную часть дня Нисимура совершенно беспрепятственно следовал морем Минданао, достигнув южного входа в пролив Суригао поздним вечером 24 октября.

Тем временем вдоль западного побережья Филиппин к югу спешило Второе Ударное Соединение (или т.н. "Северный отряд"), которым командовал вице-адмирал Сима Кийохиде. Это соединение, сгруппированное вокруг двух тяжелых крейсеров 21-й ДКР ("Нати" - флагман, "Асигара") покинуло Куре 14 октября и первоначально должно было выдвинуться в район южнее Формозы. Когда во второй декаде октября там разгорелось крупномасштабное воздушно-морское сражение между палубной авиацией быстроходных авианосцев 3-го Флота США и японскими авиагруппами, действующими с аэродромов Формозы и оккупированного китайского побережья, японские штабы оказались засыпанными победными сообщениями об уничтожении и повреждении вражеских кораблей. В принципе, пилоты всех стран в ходе Второй мировой в той или иной мере искажали результаты своих действий (почему-то всегда в сторону завышения!), но в данном случае японцы превзошли всех и вся. Официальный имперский радиорупор - "Токийская Роза" - заявил о потоплении 11 американских авианосцев, 2 линкоров и 3 крейсеров при соответствующем числе "поврежденных" вражеских единиц. Искать и топить этих "подранков" как раз и направлялся Сима.

Уже утром 16 октября воинственный пыл вице-адмирала несколько охладили атаки американских палубных самолетов. Получив уточненные разведцанные о нахождении поблизости нескольких весьма боеспособных вражеских авианосцев, Сима счел за благо укрыться в гавани Амами-О-Сима. Здесь он и получил приказ адмирала Тоёды выдвинуться к югу курсом на Пескадорские острова. Корабли - 2 тяжелых и легкий крейсер, 7 эсминцев - вышли в море в 15:30 18 октября. Уже в пути задачу Второго Ударного Соединения конкретизировали: принять участие в операции "Сё-1", оказать поддержку Соединению "С", вместе с которым форсировать пролив Суригао для атаки с юга американских сил вторжения, находящихся в заливе Лейте.

На рассвете 20 октября адмирал Сима привел свою эскадру в Такэо - порт на западном берегу Формозы. Здесь три эсминца 21-го ДНЭМ ("Вакаба" - лидер, "Хацусимо" и "Хацухару"), временно выделенные для перевозки экипажей самолетов с Формозы в Манилу, покинули ордер соединения. Остальные корабли в 16:00 следующих суток продолжили путь на юг

Необходимо отметить, что перспектива предстоящего "взаимодействия" между Соединением "С" и Вторым Ударным Соединением порождала специфическую, чисто японскую проблему. Вице-адмирал Сима по своей должности - командующий 5-м Флотом - был по меньшей мере на ступень выше вице-адмирала Нисимуры, являвшегося всего лишь командиром ДЛК, и не подчинялся непосредственному начальнику последнего - вице-адмиралу Курите. Получить тот или иной приказ Сима (как и Курита) мог только из Токио! В то же время, состав сил Нисимуры и тот факт, что ему предстояло пройти пролив Суригао первым, определял его фактическое главенство в предстоящем прорыве в залив Лейте южным маршрутом. Неразрешимую задачу из области восточного военного этикета уладили чисто по-японски: ее не стали решать вообще. Никакой связи между двумя адмиралами с момента начала операции "Сё-1" и до развязки боя в проливе не было, и ни один из них не предпринимал никаких попыток координировать действия своих соединений: Сима не мог "подстраиваться" под действия младшего по должности; Нисимура же избегал ставить в неудобное положение старшего. Ничего более нелепого с точки зрения европейско-американской военно-морской практики представить себе невозможно, зато оба японских командующих "сохранили лицо"...

Когда поздним утром 24 октября эскадру Симы последней из ударных японских отрядов обнаружила в море Сулу американская воздушная разведка, командование 7-го флота США допустило грубую ошибку. Американцы сделали вывод, что речь идет о ранее обнаруженном в этом районе соединении противника (Нисимура). "Разница между двумя тяжелыми крейсерами, одним легким крейсером и четырьмя эскадренными миноносцами отряда Симы и двумя линейными кораблями, одним тяжелым крейсером и четырьмя эскадренными миноносцами отряда Нисимуры замечена не была", - честно констатирует Ф. Шерман. Таким образом, приближающиеся вражеские силы оценивались Кинкейдом и его штабом примерно как вдвое меньшие против реальных. При другом раскладе сил и географии места предстоящего боя эта ошибка могла дорого стоить американцам. Однако их преимущество в силах и диспозиции было настолько велико, что даже такой промах не имел ни малейшего значения.

Если основная часть Второго Ударного Соединения до самого входа в южное горло пролива Суригао не испытала никакого воздействия со стороны противника, то эсминцы 21-го ДНЭМ, благополучно выполнившие свою транспортную миссию, так и не смогли соединиться с флагманом. Днем 24-го эсминцы кэптена Исии были перехвачены у западного берега о. Панай палубными самолетами 3-го флота США. Летчикам с авианосца "Франклин" удалось потопить "Вакаба", который стал первой потерей вице-адмирала Сима. Отделавшийся легкими повреждениями от близких разрывов "Хацусимо" и "Хацухару" в тот же день вернулись в Манилу с 78 спасенными с "Вакаба" (включая командира дивизиона Исии и командира эсминца лейтенант-коммандера Ниноката), и получили приказ остаться там для участия в доставке подкреплений на Лейте.

В 18:30 24 октября на "Ямасиро" приняли радиограмму от Куриты с сообщением, что, в связи с воздушными атаками в море Сибуян, Центральная группа задерживается относительно определенного планом времени прибытия в залив Лейте. Однако Нисимура никак не отреагировал на это сообщение. Он следовал прежним курсом с прежней скоростью и подтвердил свои намерения адмиралу Тоёда радиограммой в 19:00 - "Мы атакуем всеми силами".

Тем временем, командующий 7-м флотом США вице-адмирал Кинкейд, полагая, что с севера он будет надежно прикрыт кораблями Хэлси, планировал оборону плацдарма от угрозы с юга. Для артиллерийского боя он располагал двумя группами огневой поддержки, которыми командовали контр-адмиралы Джесси Б. Олдендорф и Дж. Л. Уэйлер. Эти силы и были направлены к северному выходу из пролива Суригао в начале дня 24 октября. Внушительную эскадру из 6 линейных кораблей, 4 тяжелых и 4 легких крейсеров, 28 эсминцев и 39 торпедных катеров возглавил контр-адмирал Олдендорф (флаг на крейсере "Луисвилль"). Уэйлер (флаг на "Миссисипи") получил под непосредственное командование основную часть эскадры - шесть линкоров.

Флагманский корабль контр-адмирала Олдендорфа крейсер "Луисвилль"

Тяжелый крейсер "Асигара"

Флагман командира 24-й эскадры эсминцев кэптена МакМанеса DD-476 "Хатчинс"

К вечеру подготовка ловушки завершилась. На выходе из пролива поперек очевидного курса противника маневрировала кильватерная колонна линкоров. Их ближнее прикрытие обеспечивали шесть эсминцев дивизиона коммандера Хаббарда.

Крейсерские силы и остальные эсминцы разделились на две примерно равные части. Левый фланг позиции - у восточного берега пролива - предстояло оборонять группе контр-адмирала Роберта Хейлера: три тяжелых (в том числе флагманский "Луисвилль") и два легких крейсера, а также девять эсминцев 56-й эскадры кэптена Роланда Смута, разделенных на три группы, возглавляемые самим Смутом, кэптеном Конлеем и коммандером Боулваром.

На правом фланге - со стороны о. Лейте - предстояло действовать крейсерам контр-адмирала Берки: два легких американских и тяжелый австралийский "Шропшир", типа "каунти". Им придавались 13 эсминцев 24-й (кэптен МакМанес) и 54-й (кэптен Джесси Г. Ковард) эскадр. Кораблям Коварда предстояло выступить в качестве авангарда и произвести торпедные атаки в самом проливе.

Торпедные катера лейтенант-коммандера Р.Э. Лисона, подразделенные на 13 дозорных групп по три катера в каждой, рассредоточились в проливе и на подходах к нему. В связи с отсутствием на эскортных авианосцах 7-го флота ночных разведчиков, на эти дозорные группы возлагалась задача заблаговременного обнаружения противника. Торпедные катера получили приказ сообщать обо всех контактах и самостоятельно атаковать.

Нельзя не отметить, что среди тяжелых кораблей Олдендорфа насчитывалось шесть ветеранов Пирл-Харбора. Линкоры "Вест Вирджиния" и "Калифорния" были потоплены, а "Теннеси", "Мэриленд" и "Пенсильвания" повреждены японской авиацией 7 декабря 1941 г. в главной базе Тихоокеанского флота США, затем, в 1942-1944 гг. подняты, восстановлены и модернизированы. Кроме того, в "День позора" в Пирл-Харборе находился крейсер "Финикс". Что касается миноносных сил, то из 28 эсминцев, приведенных Олдендорфом к северному горлу пролива Суригао, 25 (исключение составляли "Торн", "Уэллес" и австралийская "Арунта") относились к новейшим кораблям типа "Флетчер". Очень крупная группировка однотипных кораблей, одновременно участвующих в сражении!

При складывающемся соотношении сил, а также из-за географических особенностей места предстоящего боя Соединение "С" не только не имело шансов на успех (имея в виду - прорыв в залив Лейте, запомним эту важную сноску!), но было просто обречено на полное истребление. Что касается адмирала Олдендорфа, то от него не требовалось демонстрации каких-либо выдающихся тактических решений. Следовало лишь своевременно обнаружить противника и нанести согласованный торпедно-артиллерийский удар.

Единственным поводом для беспокойства Олдендорфа стала нехватка боезапаса на линкорах, с 20 октября подавлявших береговые цели в районе высадки десанта, и отсутствие запасных торпед на эсминцах. На "Теннеси" оставалось 396 бронебойных и 268 фугасных снарядов главного калибра. "Калифорния" располагала соответственно 240 и 78, "Пенсильвания" - 360 и 93, "Миссисипи" - 201 и 543, "Мэриленд" - 240 и 445, "Вест Вирджиния" - 200 и 175. Этого боезапаса, конечно же, не хватало на полномасштабное сражение типа Ютландского, однако было более чем достаточно для предстоящего расстрела зажатого берегами противника.

В сумерках для поиска и торпедной атаки японских кораблей были направлены два "Черных Кота" (вооруженные торпедами гидросамолеты "Каталина", оборудованные в качестве ночных разведчиков). Эскадру Нисимуры они не нашли, зато американский же торпедный катер в темноте по ошибке сбил один из самолетов (известный техасский принцип: стреляющий первым живет дольше).

По всей видимости, Нисимура имел достаточное представление о противостоящих ему силах. Поднятый в воздух в 12:35 разведывательный гидросамолт с "Могами" докладывал обстановку по курсу движения эскадры. Впрочем, это никоим образом на действия японского адмирала не повлияло.

Погодные условия в проливе Суригао в ночь на 25 октября благоприятствовали применению всех видов оружия, и, в первую очередь, американцам, имевшим неоспоримое численное превосходство и располагавшим достаточно совершенными радарами для обнаружения целей и корректировки артиллерийского огня. Волнение не превышало 2 баллов. После сумерек до полуночи воздух был чист. Молодой месяц зашел в 00:06. Появившиеся позже рваные облака дополнительно сгустили темноту. Изредка налетали кратковременные дождевые шквалы, но в целом, для восточных Филиппин ночь можно считать исключительно ясной и сухой.

На подходе к проливу Суригао Нисимура послал вперед на разведку "Могами" и три эсминца, оставив с линкорами один "Сигурэ". Группа "Могами" контакта с противником не имела и вскоре вновь соединилась с главными силами. Тем временем "Сигурэ", оставшийся единственным "охранником" линкоров, отличился.

Первый контакт между кораблями противоборствующих сторон в проливе Суригао состоялся 24 октября в 22:36. Торпедный катер РТ-131, находящийся в патруле у о. Бохоль, обнаружил подходящее Соединение "С" при помощи радиолокатора. РТ-131 и два других катера дозора вышли в первую атаку. В 22:50 на дистанции около трех миль они установили визуальный контакт с японскими линкорами, но в 22:56 "Сигурэ", своевременно обнаруживший противника, отогнал американцев артиллерийским огнем.

Впоследствии дозоры торпедных катеров неоднократно атаковали корабли Нисимуры, но добиться попаданий не смогли. В ходе сражения несколько РТ-ботов было повреждено, но погиб только один из них - РТ-493.

После того как в 02:13 к юго-западу от о. Лимасава японцы отразили атаку очередной тройки американских катеров (РТ-146, РТ-151, РТ-190), Нисимура получил последнюю 45-минутную передышку. В грядущем бою было суждено погибнуть обоим линкорам, крейсеру и трем из четырех эсминцев, причем все они, за исключением "Могами", ушли на дно вместе с находившимися на борту людьми и судовыми документами. Поэтому для разрешения первой загадки - установления окончательных судеб линкоров и причины послевоенной путаницы в этом вопросе - следует проследить весь хронометраж боя.

В 03:00 Южная группа начала изменять походный ордер на кильватерную колонну. Новое построение японских кораблей следует признать более безопасным с точки зрения навигации в проливе, говорить же о каких-либо тактических преимуществах или недостатках колонны в данных конкретных условиях не приходится. В начале четвертого часа строй Соединения "С" выглядел следующим образом. Впереди шли эсминцы "Митисио" (флаг командира 4-го ДНЭМ кэптена Такахаси Камэсиро), "Асагумо", "Ямагумо" и "Сигурэ". Далее с интервалами в один километр следовали флагманский "Ямасиро", "Фусо" и "Могами".

Непосредственно после окончания перестроения японского отряда последняя группа американских торпедных катеров намеревалась выйти в атаку. В 02:50 РТ-489, РТ-492 и РТ-495 были готовы атаковать второй крупный корабль в колонне (т.е. "Фусо"). Они еще не имели визуального контакта, но по размерам радарной отметки цель опознали как линкор. Однако прежде, чем катерникам удалось реализовать свой замысел, ситуация резко изменилась. На сцене появились пять американских эсминцев 54-й эскадры кэптена Джесси Г. Коварда и катерам пришлось посторониться.

Сам Ковард вел три эсминца ("МакГован - лидер, "Мелвин" и "Римей") вдоль восточного берега пролива, в то время как другие два его корабля ("МакДермут" и "Монссен") следовали вдоль западного. Таким образом, колонне Нисимуры предстояло попасть под удар с обеих сторон. Американские эсминцы начали торпедную атаку с правого борта японцев в 02:59. Западная группа выпустила свои торпеды десятью минутами позже.

"Рыбины" восточной группы достигли линии вражеских кораблей в 03:09-03:10. Вахтенный журнал крейсера "Могами", идущего в строю позади "Фусо", описывает произошедшее: "...уклонился от торпед. Прямое торпедное попадание в правый борт "Фусо" посредине корабля вызвало крен на правый борт и потерю скорости. "Фусо" отстал, "Могами" переместился в позицию позади "Ямасиро". После торпедных атак последовал редкий, но точный вражеский артиллерийский огонь".

Такими события предстали наблюдателям с "Могами". Только два других японских участника сражения могли бы зафиксировать первоначальное повреждение "Фусо": "Ямасиро" и "Сигурэ". Однако, похоже, что никто на "Ямасиро" (а тем более на "Сигурэ") и не заметил, когда именно "Фусо" отстал от эскадры (и впоследствии погиб). Причиной этого стала завладевшая их вниманием картина одновременного поражения головных эсминцев в 03:20. В результате, первое попадание в "Фусо" из японцев зафиксировали только на "Могами".

Подтверждение факта поражения "Фусо" имеется с американской стороны. Более того, похоже, что наблюдаемое "Могами" торпедное попадание в "Фусо" на самом деле не было одиночным. По сведениям с эсминца "Мелвин", находившегося на траверзе "Фусо" и имевшего куда более выгодный угол для наблюдения результатов атаки, чем "Могами", в 03:01:20 он начал отстрел девяти торпед во второй линкор в колонне ("Фусо") с дистанции 11.800 ярдов. Скорость цели оценивалась в 17 узлов, курс - на север. Восьмью минутами позже на эсминце сделана запись: "03:09. Приблизительное время пересечения торпедами вражеской линии. Наблюдаются два отдельных больших взрыва". Одной минутой позже японский отряд, пытаясь уклониться от вражеских торпед, повернул на курс 15 градусов.

Эсминец DD-480 "Хэлфорд" типа "Флетчер". Корабль интересен тем, что оказался одним из трех представителей серии, несущих на борту гидросамолет OS2N-1 "Кингфишер"

Таким образом, по крайней мере, одна торпеда, но вероятнее - две, поразили "Фусо" в среднюю часть корпуса. Попаданий могло быть и больше, но на "Мелвине" недооценили скорость противника (реально в тот момент - 20 узлов), и большинство торпед залпа прошли за кормой цели. Что касается попадания (попаданий?), вероятным результатом ударов посредине корабля могло стать затопление котельных или машинных отделений, также возможно начало пожара в непосредственной близости от погребов башен ГК №3 и №4. Взрывы торпед, вероятно, повредили коммуникации, и, возможно, остановили все машины правого борта, существенно снизив скорость линкора. Командир "Фусо" контр-адмирал Бан Масами, приказав переложить руль право на борт, вывел свой корабль из колонны. Скорее всего, чтобы предотвратить столкновение с "Могами" в результате внезапной потери скорости.

Записи "Могами" не сообщают о характере последующих маневров "Фусо", поскольку поврежденный линкор очень скоро остался за кормой. Однако наблюдения американских кораблей заполняют некоторые пробелы. Торпедные катера, вынужденные отказаться от атаки, чтобы не мешать эсминцам Коварда, в 03:11 обнаружили свою цель визуально и идентифицировали ее как линкор, двигающийся на север со скоростью около 12 узлов ("Фусо" только что поразили торпеды "Мелвина"). ТКА при помощи радаров отследили дальнейшую потерю линейным кораблем скорости и в 03:20 наблюдали его поворот вправо, на курс 180 градусов. Далее "японец" прошел некоторое расстояние к югу, как будто отступая. Видимо, на "Фусо" действовали часть КО и МО левого борта, но рана гиганта оказалась смертельной.

О последнем часе флагманского линкора вице-адмирала Нисимуры известно несколько больше. Эти сведения отражены в боевых отчетах "Могами" и "Сигурэ" (в последнем случае - с оговоркой, которая будет сделана ниже), в донесениях о ходе боя американской стороны, а, главное, в показаниях спасшегося офицера "Ямасиро" лейтенанта Идзаки Сато. В течение боя Идзаки находился около мостика и смог впоследствии дать пояснения не только о полученных "Ямасиро" повреждениях, но и о последних минутах жизни командира линкора и командующего соединением.

После того, как "Фусо" в 03:10 вывалился из строя, новое бедствие последовало десятью минутами позже - своих целей достигли торпеды западной группы отряда Коварда. В 03:20 три головных японских эсминца и флагманский линкор получили торпедные попадания со стороны левого борта. "Ямагумо" взорвался и менее чем за 10 минут затонул со всем экипажем, включая командира корабля коммандера Оно Сиро. Поврежденный "Митисио" лег в дрейф, а "Асагумо" потерял носовую оконечность. Причем поражение всех троих относится на счет эсминца "МакДермут". "Ямасиро", "Могами", "Сигурэ" и, первоначально, "Асагумо", продолжили движение на север. Слева дрейфовал "Митисио", позади остались поврежденный "Фусо" и остов "Ямагумо".

По свидетельству Идзаки в 03:21 торпеда (выпущенная эсминцем "Монссен") попала в левый борт "Ямасиро" в районе кормовой группы башен ГК и вызвала пожар, создав опасность взрыва боеприпасов. Командир линкора контр-адмирал Синода Кацукийо приказал затопить погреба башен ГК №5 и №6 в качестве меры предосторожности. Хотя скорость корабля временно упала до 10 узлов, повреждение не представляло особой опасности, и в 03:28 флагман смог дать 18 узлов. В 03:30 Нисимура послал срочное радиосообщение вице-адмиралу Курите, в котором изложил ситуацию в том виде, как она ему представлялась: "2 ДЛК. 25 октября 03:30. Вражеские эскадренные миноносцы и торпедные катера расположены с обеих сторон северного входа в пролив Суригао. Два наших эсминца получили торпедные попадания и потеряли управление; "Ямасиро" получил одно торпедное попадание, но продолжает выполнение боевой задачи".

В проливе Суригао "Вест Вирджиния" смогла рассчитаться с японцами за Пирл-Харбор. Именно ее 16-дюймовки первыми среди орудий американских линкоров открыли огонь по "Ямасиро". Фото сделано 9 ноября 1944 г. в плавдоке ABSD-1

Текст этого сообщения заключает в себе два нюанса. Во-первых, доклад не упоминает о повреждении "Фусо". Очевидно, Нисимура не заметил его выход из колонны двадцатью минутами ранее. В темноте за "Фусо" мог быть принят "Могами", следующий теперь за кормой флагмана, а поскольку крейсер сохранял радиомолчание и держал назначенную между мателотами дистанцию, прошло некоторое время, прежде чем Нисимура заинтересовался местонахождением и состоянием своего второго линкора. Во-вторых, подлинные результаты бедствия, постигшего эсминцы Соединения "С", также выпали из поля зрения командующего. Так, в сообщении не говорится, что "Ямагумо" уже затонул.

Фактически, в этот момент "Ямагумо" только что скрылся под водой. Поврежденные "Митисио" и "Асагумо" вышли из строя и остались за кормой "Ямасиро". "Сигурэ" повернул на юг в попытке отыскать пропавший в темноте линкор "Фусо". Анализ документов "Сигурэ", сделанный после войны, показал удивительную вещь: его командир лейтенант-коммандер Нисино Сигеру посчитал, что из строя выбыл флагманский линкор! В 03:27 "Сигурэ" разошелся на контркурсе с "Ямасиро" (полагая, что это "Фусо"), а двумя минутами позже прошел мимо "Могами". Переживший войну Нисино пояснил, что "бросок на юг" был вызван возможной необходимостью спасения командующего соединения в случае гибели флагманского линкора - похоже, лейтенант-коммандер четко представлял, что его корабль остался единственным боеспособным эсминцем соединения. Так или иначе, но второй линкор "Сигурэ" так и не обнаружил (он не дошел до "Фусо" всего 5 с небольшим километров), и в 03:30 эсминец снова повернул на север.

Спустя две минуты после передачи Курите радиосообщения "Ямасиро" вновь поразила торпеда. Новая волна американских эсминцев начала свою атаку в 03:25, дав торпедный залп и открыв артиллерийский огонь. На сей раз действовали корабли 24-й эскадры кэптена МакМанеса: "Хатчинс", "Дейли", "Бейч", "Арунта", "Киллен" и "Биил". Несколько попаданий их 127-мм снарядов вызвали пожар на надстройке "Ямасиро". Атаку отбивала противоминная артиллерия линкора, но уклониться от торпедного веера громоздкий корабль не смог. Американские исследования относят второе торпедное попадание в "Ямасиро" на счет эсминца "Киллен", который произвел залп в 03:24 и наблюдал взрыв в 03:31:18.

На "Могами" записали: "03:40. Наблюдается торпедное попадание в носовую часть "Ямасиро". Это лишнее свидетельство, что на крейсере верно идентифицировали оба линкора и до самого конца сражения не путали их. К слову, "Могами" оказался единственным японским кораблем, маневры и расположение в строю которого позволяли различать линкоры. Примерно в это же время сам "Могами" был поражен снарядами, на нем вышла из строя орудийная башня №3.

Торпеда с "Киллена", поразившая "Ямасиро" в левый борт (согласно докладу "Могами" в носовую часть, но Идзаки считал, что ближе к середине корабля), оказала больший эффект, чем предыдущие. Флагман Нисимуры стал быстро терять скорость и одно время давал только 5 узлов. Похоже, что "Могами" и "Сигурэ", ориентируясь на флагман, также уменьшили ход, так как именно в этот момент японский адмирал по радио отдал свой известный приказ: "Мы торпедированы. Вы должны продолжать движение и атаковать противника!".

Вероятно, таким образом Нисимура объяснял причину внезапной потери скорости флагманским кораблем, а вовсе не декларировал свое завещание, как это описано у Ф. Шермана, Ж. Блона и в ряде других работ.

Отремонтированная и модернизированная "Калифорния"

Этот приказ не мог не вызвать некоторого замешательства на мостиках "Могами" и "Сигурэ", которым фактически предписывалось без поддержки "Ямасиро" атаковать вражескую боевую линию. Однако аварийный дивизион линкора быстро вернул ситуацию под контроль. Всего через пять минут после взрыва "Ямасиро" снова мог дать 18 узлов и возобновил движение на север. Как показал Идзаки, "корабль к 03:40 уже получил два торпедных попадания, но все еще был способен поддерживать ход для сражения". Когда около 03:45 в темноте снова появились вражеские эсминцы, Нисимура приказал повернуть на сорок градусов право на борт, а противоминной батарее открыть огонь. Американцы под огнем 5,5-дюймовок быстро ретировались. По этому поводу на "Сигурэ" решили поддержать моральный дух товарищей по оружию приветственной репликой по радио. И адресовали ее... "Фусо"! Нисимура получил радиограмму и лишний раз убедился, что второй линкор находится в строю и идет где-то за кормой флагмана.

Эта ошибка на исход сражения повлиять не могла, но внесла свой вклад в послевоенную путаницу версий и трактовок хода боя. Необходимо заметить, что однотипные "Ямасиро" и "Фусо" имели ряд внешних различий, приобретенных после модернизации 1928 г. Наиболее существенными и очевидными из таковых было то, что башня ГК №3 на "Фусо" в походном положении смотрела в нос, а на "Ямасиро" - в корму. На линкорах различались "пагоды", имелись другие характерные детали. Однако в условиях полной темноты однозначно идентифицировать систершипы было действительно нелегко. Вполне естественно, что командир "Сигурэ", единожды допустив ошибку, затем не упускал из виду единственный наблюдаемый линкор, и уже не мог исправить просчет. Принимая радио с "Ямасиро" Нисино просто считал это подтверждением того, что оба линкора Соединения "С" целы.

Японским кораблям практически в последний раз удалось отогнать противника. Тем временем катастрофа случилась в самом проливе.

Картина Джона Гамильтона, изображающая "Ямасиро" и "Сигурэ" под огнем линии американских линкоров. Время приблизительно 03 ч 57 м.

Схема боя в проливе Суригао

Линейный корабль "Теннеси" принял активное участи в ночном бою

Всего в сорока милях за кормой "Ямасиро", к северу продвигалось Второе Ударное Соединение. К этому моменту оно имело следующий состав: тяжелые крейсера "Нати" (на нем держал флаг вице-адмирал Сима) и "Асигара", легкий крейсер "Абукума" (флаг командира 1-й ЭЭМ контр-адмирала Кимуры Масатоми), эсминцы "Акэбоно", "Сирануи", "Касуми", "Усио". На подходе к проливу Суригао 25 октября Сима лишился легкого крейсера. В 03:25 в проходе между о. Панаон и Минданао "Абукума" левым бортом "поймал" торпеду, выпущенную катером РТ-137 по одному из эсминцев. Контр-адмирал Кимура перенес свой флаг на "Касуми", а покалеченный "Абукума" на 10 узлах поплелся назад.

В 03:45 на кораблях Симы, а также на находящихся в проливе Суригао американских эсминцах и торпедных катерах РТ-489, РТ-492, РТ-495, наблюдали огромную ослепительную вспышку и поднимающийся к небу огненный шар. Это взорвался "Фусо". В 03:20 японские корабли показались на экране радара "Теннеси"". В этот момент дистанция между японцами и американскими линкорами составляла 20 миль. "Теннеси" доложил о готовности открыть огонь, но Олдендорф приказал: "Ждать". Спустя 10 минут, когда дистанция сократилась до 165 каб, контр-адмирал Уэйлер передал по колонне сигнал "Открыть огонь с дистанции 26.000 ярдов" (примерно 130 каб).

Артиллерийскую часть боя начали американские крейсера. Первый залп по японцам в 03:51 с дистанции 78 каб дал флагман Олдендорфа "Луисвилль". В течение минуты огонь открыли остальные крейсера, а в 03:53 прозвучал рев 16-дюймовок линкора "Вест Вирджиния", к которому вскоре присоединились "Теннеси" и "Калифорния". Именно эти три корабля, оборудованные наиболее современными артиллерийскими радарами Mk 8, выпустив 225 356-мм и 406-мм снарядов, внесли решающий вклад в расстрел флагмана Нисимуры. Впоследствии Идзаки сообщил, что американские снаряды ложились точно и кучно, вскоре вызвав пожар у основания надстройки и около мостика. Другие три американских линкора, имевшие старые радары Mk3, испытывали объективные трудности в управлении стрельбой: "Мэриленд" сделал 48 выстрелов, "Миссисипи" дал всего один залп (по некоторым данным - неприцельный, чтобы разрядить орудия), а "Пенсильвания" так и не смог открыть огня.

В то время когда заговорила артиллерия американских крейсеров (в 03:52) произошли две взаимосвязанные вещи. Во-первых, скорость "Ямасиро" была снижена до 12 узлов, а его курс несколько склонился к востоку, как будто флагманский линкор на мгновение задумался, вступать ли в сражение. Во-вторых, Нисимура запросил по радио выпавший из поля зрения "Фусо" (этот запрос зарегистрирован в вахтенном журнале "Сигурэ"): "Сообщите вашу максимальную скорость!". Похоже, что около 03:50 Нисимура наконец с тревогой узнал, что его второй линкор покинул строй. По-видимому, шедший за кормой флагмана "Могами" подошел достаточно близко для точной идентификации, и теперь командующий требовал, чтобы "Фусо" сообщил о своем состоянии. Как говорилось выше, "Сигурэ" посылал ряд сообщений, адресуя их "Фусо", а поскольку Нисимура не мог знать, что Нисино перепутал линейные корабли, вероятно адмирал принимал эти сообщения в качестве свидетельства того, что "Фусо" находится где-то за кормой.

Время и текст радиозапроса являются важным и неоспоримым доказательством того, что линкором, оставшимся в проливе в катастрофическом положении, был "Фусо", а к северному выходу из пролива под стволы американских орудий вышел "Ямасиро". Действительно, запись в вахтенном журнале "Могами" поясняет, что это сообщение послал непосредственно вице-адмирал Нисимура. Являйся "Ямасиро" кораблем, взорвавшимся в 03:38 - 03:45, он не мог бы послать сообщение для "Фусо" в 03:52. Кроме того, характер самого сообщения подразумевает, что флагманский корабль шел по проливу первым, оставив систер-шип позади. Легко вообразить, что Нисимура, вынужденный предстать перед мощным вражеским строем, попытался перед началом дуэли гигантов найти второй линкор для координации действий.

К несчастью для японского командующего, если он действительно замедлил движение на север в ожидании помощи, получить ее не удалось. Не дождавшись ответа "Фусо", "Ямасиро" снова увеличил скорость до 15 узлов и в этот момент попал под ураганный огонь противника. Особенно тяжелые повреждения японский линкор получил с 03:55 до 04:00.

"Ямасиро" ответил огнем носовой группы башен ГК, ориентируясь по далеким вспышкам залпов противника и пытаясь осуществить пристрелку при помощи осветительных снарядов, но так и не добился попаданий в американские корабли (что не мудрено). В своих показаниях Идзаки подтвердил, что носовые башни "Ямасиро" открыли огонь, как только первые вражеские снаряды стали падать вокруг него.

После нескольких попаданий на "Ямасиро" взорвалась орудийная башня ГК №4 (вероятно, это произошло в 03:55), и посредине корабля вспыхнул большой пожар: огонь бушевал от основания орудийной башни ГК № 3 до грот-мачты линкора. Американцы получили прекрасную подсветку цели, в результате их огонь стал особенно точен. Пламя пожара позволяло разглядеть с отдельных кораблей Олдендорфа такие детали "японца", как орудия противоминной батареи. Снаряды поражали флагман Нисимуры вновь и вновь. Несмотря на это, "Ямасиро" продолжал движение, следовательно, его котельные и машинные отделения практически не пострадали.

Следует отметить, что во всех описаниях боя в проливе Суригао много сказано о преимуществах знаменитого тактического приема "построение палочки над Т", когда все орудия своих кораблей могут поражать противника, вынужденного действовать только носовыми башнями. Однако в конкретных условиях боя в проливе это не имело никакого значения: "Могами" к тому времени вообще имел только носовые орудийные башни, а на "Ямасиро" к этому моменту действовали носовая группа башен и башня ГК №3, сектора обстрела которой спереди ограничивала надстройка. Так что японские корабли немного теряли: продвигаясь вперед они подставляли противнику для прицеливания сравнительно небольшую площадь, а их реальная огневая мощь осталась практически неизменной.

Некоторые детали боя могут быть восстановлены по описаниям его участников. С японской стороны это свидетельства "Сигурэ": "03:50. "Фусо" [в действительности - "Ямасиро"] под орудийным огнем". И несколькими минутами позже: "03:55. "Фусо" [снова ошибка в опознании] поражен и потерял ход". Но "Ямасиро" не "потерял ход", а в 03:56 повернул на запад. Вероятно, японцы пытались ввести в действие башню №3 и противоминную батарею, чтобы отогнать выходящие в атаку с севера вражеские эскадренные миноносцы. Сам "Сигурэ" находился под наиболее ожесточенным огнем в 03:58 - 04:03. На нем вышли из строя рулевое управление, гирокомпас, радио. Чуть позже Нисино дрогнул: "04:10. Наблюдаю попадания в "Могами", принял решение выйти из боя". Когда "Сигурэ" уже изменил курс на южный и дал максимальную скорость, пытаясь избежать гибели, американский снаряд, прошил его правую раковину, окончательно укрепив Нисино в правильности принятого решения.

Насколько благоприятно складывалась ситуация для американцев, можно судить по лирическим отступлениям в мемуарах победителей: "Самое прекрасное зрелище, которое я когда-либо видел, - вспоминает кэптен Роланд Смут, - Изогнутые линии трассеров в темноте походили на длинную вереницу освещенных железнодорожных вагонов, бегущих по холму". Интересна также оценка Морисона: "Все это походило на военную игру в академии".

Их визави в тот момент было не до лирики. Около 04:00 операторы американских радаров зафиксировали поворот японского линкора на запад, расценив это как потерю кораблем управления. Все же можно предположить, что Нисимура сманеврировал либо для ведения огня бортом, либо в попытке выйти из-под обстрела. Во всяком случае, показания Идзаки не указывают на потерю "Ямасиро" управления до самого момента гибели линкора. Что касается "Могами", то на нем к этому времени в результате попадания 203-мм снаряда в мостик погибли командир корабля кэптен Тома Рио, старший офицер, штурман, торпедный офицер, офицер связи, а также операторы внутрикорабельной связи. Командование крейсером принял артиллерийский офицер. Горящий "Могами" дал неприцельный торпедный залп в сторону противника и начал поворот на юг.

В то время, когда японские офицеры лихорадочно пытались вывести свои корабли из-под огня, командиры и штурманы американцев, в отдельных случаях с тем же напряжением, бились над проблемами кораблевождения. Поскольку боевой курс тяжелых единиц Олдендорфа проходил аккурат перпендикулярно фарватеру пролива, колонне американских линкоров в 03:55 пришлось поворачивать вправо "всем вдруг" на противника, с курса 90 на курс 120 градусов. Спустя еще 7 минут последовал новый поворот - дополнительно на 150 градусов - на курс 270, чтобы кильватерной колонной следовать теперь на запад и снова стрелять по противнику всем бортом (теперь - левым). Для темного времени суток и боевой обстановки это был достаточно сложный маневр и не мудрено, что в запале боя командир линкора "Калифорния" Бернет понял поступившие приказы неверно. Только решительные и хладнокровные действия командира идущего рядом "Теннеси" спасли линкоры от столкновения.

В 04:01 "Ямасиро" встал на новый курс 260 градусов, стреляя из всех исправных орудий правого борта. Японцам удалось добиться нескольких попаданий 5,5-дюймых снарядов в "Альберт В.Грант" (из состава вышедшей в атаку 56-й эскадры) и близких разрывов около других вражеских эсминцев. Хотя к этому времени "Ямасиро" был объят пламенем, он все еще делал 12 узлов. В 04:05 линкор стал терять скорость, что продолжалось приблизительно три минуты. Послевоенные исследования объясняют это попаданием в его правый борт торпеды, выпущенной в 03:59 эсминцем "Беннион", однако документальных подтверждений этому попаданию торпеды нет. В результате снижения скорости количество накрытий "Ямасиро" увеличилось.

Неожиданно Нисимура получил отсрочку. В 04:09 Олдендорфу доложили, что корабли 56-й эскадры попали под снаряды тяжелых единиц 7-го флота, и он дал приказ прекратить огонь. Сообщение якобы пришло с "Альберта В.Гранта"", но существует мнение, что это могла быть и уловка радистов "Сигурэ" или "Ямасиро". В установившейся тишине японский флагман взял круто влево, устремившись за уже отступающим "Могами" на юг, и увеличил скорость до 16 узлов! Можно только поражаться этому открывшемуся второму дыханию. Действительно, Идзаки полагал, что линкор мог бы отступить обратно в пролив, не настигни его новые торпедные попадания.

"Пенсильвания" во главе колонны американских линкоров

DD-562 "Робинсон" входил в состав 112-го дивизиона 56-й эскадры эсминцев

Эскадренный миноносец "Хацусимо", входивший в состав Второго Ударного соединения (фотография 1939 года)

Сумей флагман Нисимуры выйти за пределы дальности действия американских РЛС, он мог бы встретить отряд вице-адмирала Симы. Тот в момент апогея артиллерийского боя на большой скорости шел по проливу Суригао и находился всего в 10 минутах хода от северного выхода из пролива. Согласно показаниям Идзаки, Нисимура предпринял попытку вывести корабль из боя, повернув к югу, но в этот момент (04:11:50) "Ямасиро" получил очередное торпедное попадание, пришедшееся в машинное отделение правого борта. Затем еще одна торпеда угодила в тот же борт, чуть ближе к корме (два последних торпедных попадания исследователи относят на счет эсминца "Ньюкомб"). Теперь машины окончательно остановились, "Ямасиро" стал быстро терять скорость и начал медленно, но неотвратимо крениться. Интересно, что не осталось однозначных сведений о направлении крена линкора, окончившегося его опрокидыванием. Наиболее авторитетные американские источники склоняются к тому, что опрокидывание "Ямасиро", несмотря на то, что две последние торпеды поразили его правый борт, произошло через левый борт.

Когда крен "Ямасиро" достиг 45°, контр-адмирал Синода неохотно дал приказ экипажу оставить судно. Люди пытались покинуть обреченного гиганта, но распоряжение явно опоздало. Всего через две минуты (в 04:19 по обобщенным американским данным) огромный корабль резко опрокинулся и стремительно ушел на дно кормой вперед. С флагманом Соединения "С" погибли адмиралы Нисимура и Синода, а также подавляющее большинство из 1400 человек экипажа... Среди оставшихся в живых был лейтенант Идзаки Сато, сумевший покинуть мостик буквально в последний момент. Хотя впоследствии Идзаки показал, что после гибели корабля на поверхности осталось большое число людей, только он, еще один офицер и восемь старшин и матросов пережили "Ямасиро", будучи подобранными американским эсминцем. Они возвратились в Японию из плена в декабре 1945 г.

На "Теннеси" операторы радиолокаторов зафиксировали уменьшение отметки цели и ее исчезновение с экрана в 04:20. Так как дистанция до противника не превышала практическую досягаемость радара, последовал вывод о потоплении вражеского корабля в точке 10° 22.2'М, 125°21.3'Е.

В 05:57 эскадренный миноносец "Клакстон" принял из воды десять членов экипажа "Ямасиро" в точке с приблизительными координатами 10° 20' N, 125° 23' Е. Позиция эсминца в момент спасения Идзаки и других соответствует времени, прошедшему с момента гибели линкора, а так же скорости и направлению течения в проливе, что служит еще одним доказательством гибели "Ямасиро" в бою у северного выхода из пролива, и соответственно "Фусо" - в результате взрыва в самом проливе.

Когда флагманский линкор пошел ко дну, из кораблей Соединения "С" на плаву оставались только "Могами", "Асагумо" и "Сигурэ". "Митисио" около 03:40 добили торпеда и артиллерийский огонь появившегося из темноты эсминца "Хатчинс". Среди немногих спасшихся был командир "Митисио" коммандер Танака Томо, командир 4-го ДНЭМ Такахаси разделил судьбу эсминца. Оставшийся без носовой оконечности "Асагумо" мог дать только 9 узлов, но, тем не менее, пытался поспеть за своими товарищами, отступающими на юг.

В то время когда остатки Соединения "С" предстали перед орудиями американских линкоров, Второе Ударное Соединение шло по проливу Суригао по следам Нисимуры. В 04:18, когда "Нати" и "Асигара" прошли мимо пылающих частей разрушенного "Фусо", Сима наконец счел возможным радировать Нисимуре: "Мы достигли места сражения". Увы, было слишком поздно! В этот момент "Ямасиро" как раз начал переворачиваться, "Сигурэ" пытался прорваться на юг, а "Могами" хромал вслед за эсминцем в огне и почти что без управления.

Вскоре с "Нати" прямо по курсу обнаружили горящий корабль, верно опознанный как "Могами", но ошибочно признанный не имеющим хода. Именно в этот момент (в 04:20) радар флагманского "Нати" дал отметки, которые Сима счел вражескими кораблями (возможно, это были о-ва Хайбьюсон). Японский адмирал приказал крейсерам поворачивать вправо и выпустить торпеды, а эскадренным миноносцам продолжать движение на север. В 04:23 "Нати" и "Асигара", практически одновременно с поворотом на курс 90 градусов, начали пускать торпеды (по четыре с каждого крейсера) из торпедных аппаратов левого борта, маневрируя при этом так, чтобы избежать подсветки себя пожаром на "Могами". Однако, отдавая приказ на маневр, штаб Соединения неверно оценил состояние "Могами". Тот не стоял на месте, а двигался к югу со скоростью около 8 узлов. В результате этого промаха в 04:30 флагманский крейсер "Нати" ударил своей левой скулой в правый борт "Могами" в районе орудийной башни №1. После последовавших мегафонных переговоров между мостиками крейсера были разведены. Повреждения "Нати" оказались не слишком серьезными, однако неприятными и вполне достаточными для того, чтобы Сима принял совершенно правильное решение отозвать идущие на север эсминцы, собрать все свои корабли и как можно скорее ретироваться из пролива на юг.

Известно, что кораблям Второго Ударного Соединения, связанным навигационной аварией флагмана, потребовалось около получаса для того, чтобы начать движение на юг. Направь Олдендорф свои эсминцы в погоню за отступающими японцами сразу же после гибели "Ямасиро", вероятно, он смог бы записать на свой счет минимум два тяжелых оейсера. Однако американский адмирал не сумел оперативно среагировать на представившуюся ему возможность; по некоторым источникам Олдендорфу понадобилось это время для предупреждения своих торпедных катеров о вводе американских кораблей в пролив. С другой стороны, пауза, которую получил и в полной мере использовал вице-адмирал Сима, подтверждает наличие теоретической возможности отрыва от американцев линкора "Ямасиро", не настигни его две последние торпеды.

Между тем в 05:06 все корабли Второго Ударного Соединения уже следовали на юг. Вслед за ними хромали "Могами", "Сигурэ" и "Асагумо", причем последний все больше отставал из-за своей малой скорости.

Сима смог увести свои тяжелые крейсера и три из четырех остававшихся при нем эсминцев вначале в бухту Корон (о-ва Каламиан), а затем в Манилу. Этот переход не суждено было завершить "Сирануи". Когда 26-го числа корабли 16-й ДКР вели свой последний бой с американскими самолетами, кэптен Иноуэ Йосио, командир 18-го ДНЭМ, получил приказ следовать в район боя для помощи терпящим бедствие. Иноуэ вышел на "Сирануи" из бухты Корон и к утру 27 октября его корабль вел поиск в море Сибуян. В этот момент "Сирануи" обнаружили атаковали самолеты TF 77. Члены экипажа эсминца "Хаясимо" (из состава Центральной группы), разрушенногo в ходе отступления после боя у о. Самар и сидевшего неподалеку на мели у о. Семирара, впоследствии засвидетельствовали, что "Сирануи" на их глазах потопила вражеская авиация. Высланные к "Сирануи" спасательные команды не смогли найти ни одного моряка. В числе погибших оказались кэптен Иноуэ и командир эсминца лейтенант-коммандер Ара Тэисабуру. Поврежденный "Абукума" на сутки укрылся в бухте Дапитан на севере Минданао. Экипаж справился с пробоиной, но утром 27-го числа крейсер (кстати, ветеран рейда на Пирл-Харбор) у южного берега о. Негрос потопили американские армейские бомбардировщики.

"Сигурэ" 27 октября достиг Брунея, а вот "Асагумо" и "Могами" спастись не удалось. Первый потопили орудийным огнем корабли Олдендорфа, начавшие прочесывать пролив (время гибели 07:21, координаты 10° 04' N, 125° 21' Е). Американцы подобрали из воды и пленили три десятка человек с "Асагумо", в числе которых оказался и его командир коммандер Сибаяма Кадзуо.

На потопление "Могами" самолеты и корабли 7-го флота потратили целых полдня. В итоге крейсер в 13:07 затопили сами японцы (добит торпедой эсминца "Акэбоно" после снятия около 700 человек экипажа). Кстати, в 05:10 "Могами" проследовал мимо горящих частей линкора "Фусо". Крейсера Олдендорфа "Могами" не догнали и, достигнув южного выхода из пролива Суригао, обнаружили лишь обломки и пятна топлива на воде.

Крейсер "Нати" бросил якорь в Манильской бухте 28 октября, а 5 ноября погиб там же под ударами американской авиации. Еще через неделю под вражескими бомбами на дно бухты легли "Акэбоно" и "Хацухару", и только единственный из эсминцев Второго Ударного Соединения - "Хацусимо", имея на борту вице-адмирала Сима, вырвался из Манилы в Лингга 13 ноября. Таким образом, к завершению сражения за Филиппины из первоначального состава эскадр Сима и Нисимура в строю остались только "Асигара", "Хацусимо" и "Сигурэ".

Олдендорфу победа обошлась в один потопленный и несколько (3 или 4) поврежденных ТКА. Кроме катеров, сильно пострадал эсминец "Альберт В.Грант" (его экипаж потерял убитыми и ранеными 129 человек - львиная доля американских потерь в бою). Причем наибольшие повреждения последнему, вероятнее всего, нанес "дружественный" огонь.

Вице-адмирал Сима пережил свой флагман, оказавшись во время последнего боя "Нати" на берегу. Когда 10 ноября в Манилу пришел "Сигурэ", лейтенант-коммандер Нисино лично доложил вице-адмиралу и его штабу о ходе и результатах ночного боя в проливе Суригао. Так и родилась первая официальная японская версия, согласно которой Соединение "С" потеряло флагманский линкор в проливе в результате внутреннего взрыва, а однотипный "Фусо" - в бою с кораблями 7-го флота США. Детальный боевой отчет о последнем походе "Могами" появился лишь в декабре 1944 г., но в тот момент японским адмиралам было уже не до выяснения истинных обстоятельств последнего боя Нисимуры. Только возвращение в Японию из плена (уже после окончания войны) лейтенанта Идзаки и его товарищей стало толчком к воссозданию подлинной картины трагедии в проливе Суригао. Увы, верное изложение событий, появившись в качестве второй версии, так и не стало единственной (как было показано выше - вплоть до нашего времени).

>> ДАЛЬШЕ


в ТАЙНЫ ВОЙНЫ

в ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

в КАРТУ САЙТА


  ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА










Хостинг от uCoz