ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА

ТАЙНЫ ВОЙНЫ

ПОБЕДА ПОД ПРОХОРОВКОЙ

Неизвестная битва великой войны

В.Замулин

 

Часть 2

...После неудачи 10 июля задачи дивизий 2 тк СС остались прежними: "Мертвая голова" форсирует реку и прорывается к с.Карташевка; "Адольф Гитлер" наносит удар вдоль железной дороги и по линии Сторожевое - Ямки на Прохоровку; "Рейх" поддерживает правый фланг дивизии "Адольф Гитлер" и ведет бои в направлении Беленихино, а в случае успеха усиливает ее удар.

По плану нашего командования оборонять участок фронта х.Веселый, с.Васильевка, х.Сторожевое с утра 11 июля должны были две дивизии 33 гв. стрелкового корпуса (ск) под командованием генерал-майора И.И.Попова 5 гв. армии во взаимодействии с оборонявшимися здесь 52 гв. сд, 11 мбр, 183 сд и 2 тк. В излучине реки это 95 гв. с.д. полковника А.Н.Ляхова, на линии Васильевка - Прелестное - Ямки - 9 гв.воздушно-десантная дивизия полковника А.М.Сазонова.

Подразделения 95 гв. сд начали выходить в район обороны к рассвету 11 июля и сразу приступили к возведению инженерных укреплений под прикрытием впереди стоявших частей 52 гв. сд и 11 мбр.

Десантники же опаздывали. Ночью прошли дожди, в некоторых местах дороги развезло, но главное - не хватало автотранспорта. Поэтому основные силы дивизии - стрелковые батальоны - перебрасывались пешком. Но именно на участке Васильевка - Сторожевое немцы решили с утра нанести главный удар. Так как инженерные части 2 тк СС не сумели доставить вовремя понтонный мост к реке, а наступать без танковой поддержки после ночного ожесточенного сопротивления за рекой командование дивизии "Мертвая голова" не решилось, главные усилия переносились на участок "Адольф Гитлер". Ее боевые порядки напоминали трезубец, центральный клин которого направлен вдоль железной дороги, правый - на оборону сёл по линии Васильевка - Михайловка - Прелестное, левый - на Сторожевое.

Наступление началось в 4.50 утра. Главные силы противник бросил на фланги. Именно благодаря фланговому огню нашей артиллерии из х.Сторожевое и сёл вдоль левого берега реки был создан огневой коридор, через который немцы не смогли прорваться к Прохоровке 10 июля, после взятия свх."Комсомолец". 2-й танково-гренадерский полк, медленно продвигаясь, начал вытеснять 169 тбр, 15 тп 2 тк и части 183 сд северо-западнее Сторожевого.

Ожесточенные бои развернулись и на левом берегу р.Псёл. В с.Васильевка и Андреевка оборонялись части 11 мбр, усиленные танками оставшейся здесь 99 тбр и двумя батареями 1502 истребительно-противотанкового артполка 2 тк. Далее к Прелестному держала оборону 26 тбр 2 тк. Из-за опоздания частей 9 гв. вдд на участок с.Прелестное - свх."0ктябрьскии" - с.Петровка были выдвинуты 109 штрафная рота и 287 сп 95 гв. сд с одним дивизионом 233 артполка этой же дивизии.

Первая атака противника была отбита. Бои продолжались более 4 ч. Сказалась хорошо построенная оборона, усиленная танками, а также отсутствие на поле боя из-за погодных условий авиации врага. Только после 8 утра облачность уменьшилась и появились группы по 15-20 самолетов, нанося удар по нашим частям, затем в атаку двинулись танки. О мощи наступающего врага свидетельствуют сухие цифры боевого донесения командующего фронтом И.В.Сталину: "183 с.д., совместно с частями 2 т.к. до 12.00 отразила атаку противника силой до 30 танков с пехотой из района свеклосовхоза "Комсомолец" вдоль шоссе на Прохоровку. В 13.00 противник силою до 150 танков возобновил наступление..."

Обескровленные в предыдущих боях, наши части, не выдержав столь мощного удара и неся значительные потери, вынуждены были отступить. В это время к высоте 252,2 уже подошли основные силы 9 гв. вдд. Особенно тяжело пришлось в этот день ее бойцам и командирам. На занятом рубеже окопные работы не были завершены, лишь наспех проведено минирование переднего края.

"Сплошного фронта не было, - вспоминал А.С.Жадов. - Поэтому части 95 гв. стрелковой дивизии и 9 гв. воздушно-десантной дивизии, не успев занять оборону, вынуждены были сходу вступить в бой с атакующими частями 2 танкового корпуса СС". Стойко и мужественно сражались артиллеристы 58 мбр 2 тк, подошедшие в этот район в середине дня с марша. Отвагу, высокое мастерство проявил 19-летний наводчик старший сержант Михаил Борисов. Во время очередной атаки расчет одного из 76-мм орудия, стоявшего у грейдерной дороги, погиб. М.Борисов бросился к орудию. Первый танк загорелся на средней дистанции, второй и третий - вблизи огневой позиции орудия...

Противотанковый бой артиллеристов всегда отличался особой ожесточенностью. Расчет орудия и танковый экипаж, вступая в схватку, сознают, что одному из них суждено погибнуть. Или ты уничтожишь танк, или он тебя вместе с пушкой вдавит в землю. Нередко первый снаряд накрывал весь расчет, немецкие оптические прицелы, стоявшие на танках, всегда славились высоким качеством, а тут артиллерист сумел в одиночку выстоять в ожесточеннейшей схватке и подбить 7 машин. За этот подвиг на прохоровском поле старшему сержанту М.Борисову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Превосходство противника давало о себе знать. Потеснив 26 гв. воздушно-десантный полк, 60 танков устремились через высоту 252,2 вдоль железной дороги к Прохоровке. В это же время 40 танков вышли на окраины Петровки.

"Вследствие вашей беспечности и плохого управления противник прорвался в Петровку и к Прохоровке, - говорилось в боевом распоряжении Н.Ф.Ватутина командующему 69 армией и командиру 2 т.к., подписанное в 19.45. - Приказываю Вам, под Вашу личную ответственность, совместно с частями Ротмистрова и Жадова уничтожить прорвавшегося противника и сегодня же выйти на фронт Васильевка - Беленихино".

Об этом драматическом моменте впоследствии так вспоминал командующий 5 гв. армии: "Надо признать, мы не предполагали, что события на фронте будут развиваться столь стремительно и, что нам не удастся заблаговременно занять оборону на рубеже Обоянь - Прохоровка".

Для ликвидации прорыва А.С.Жадов выдвинул под Прохоровку свой резерв - 42 сд генерал-майора Ф.А.Боброва, а также истребительно-противотанко-вый и реактивно-минометный полки. В результате немцы были выбиты из Петровки, а прорвавшаяся к окраинам поселка в районе кирпичного завода группа танков уничтожена. Но дальше свх."Октябрьский" продвинуться не удалось.

Тяжелая обстановка складывалась на других участках фронта. Так, после нескольких неудачных попыток выбить наши части из сел вдоль левого берега реки, в 17.00 противник рассек оборону 99 тбр и ворвался вс.Васильевку. Был подбит танк комбрига полковника Л.И.Малова, и сам он ранен и отправлен в медсанбат. Руководство боем принял начальник штаба майор Осипов. Для восстановления положения было решено провести контратаку резервным танковым батальонам. Атака оказалась столь стремительной и дерзкой, что немцы, не оказав серьезного сопротивления, отступили. Однако через некоторое время вновь атаковали на участке 287 сп. В результате ожесточенного боя 3 батальон был выбит со своих позиций и рассеян, а 99 тбр окружена в районе Андреевки и продолжала вести бой в окружении до 10 часов следующего дня. После ввода 42 гв. сд ситуация несколько улучшилась, противник в этом районе был остановлен и несколько потеснен.

В течение всего дня, с небольшими перерывами, шли кровопролитные бои в урочище Сторожевое. Используя складки местности, а также лесной массив, 169 тбр, усиленная батальонами 58 мбр, совместное частями 183 сд успешно оборонялась. Немцы сумели в течение дня вклиниться лишь на 1 км в лесной массив. Овладеть же хутором Сторожевое - ключевым пунктом обороны - им не удалось.

К концу дня стабилизировалась обстановка и в излучине Псела. Неудачей закончилась попытка после возведения понтонных мостов переправить танки дивизии "Мертвая голова". Из-за раскисшего грунта 56-тонные машины не могли подняться на крутые откосы правого берега. Наступление через захваченную еще ночью высоту 226,6 сорвалось. Его возобновление оказалось возможным только на следующий день.

Прибывший вечером под Прохоровку А.М.Василевский приказал П.А.Ротмистрову, для упрочения положения на наиболее угрожающих направлениях, выдвинуть части 29 тк, а в случае дальнейшего продвижения противника нанести в 21.00 контрудар.

Но немцы большой активности не проявляли.

"Я приказал командиру 95 гв. с.д. гвардии полковнику Ляхову и командиру 9 гв. в.д.д. гвардии полковнику Сазонову ночной атакой выбить противника с занятых им позиций и восстановить прежнее положение" - докладывал командир 33 гв. стрелкового корпуса генерал-майор И.И.Попов в 20.00 генералу А.С.Жадову. Бои шли всю ночь и завершились лишь перед рассветом. Однако успеха не принесли. Но под их прикрытием на исходные рубежи начали выходить бригады танковой армии и части 42 гв. сд, готовившиеся с утра вступить в бой.

Таким образом, к исходу 11 июля обстановка под Прохоровкой оставалась предельно сложной и неустойчивой. За два дня боев немцы продвинулись на 5 км, овладели ключевыми узлами обороны: совхозами "Комсомолец", "Октябрьский", выс. 226,6; потеснили наши части в районе х. Сторожевое. В окружении оказались части, оборонявшие Васильевку, Андреевку, Михайловку. До Прохоровки оставалось 2 км, но, главное, серьезных инженерных укреплений, за линией, на которую вышли немцы в этот день, у нас подготовлено не было. Было ясно - немцы готовятся к решающему рывку. Главная надежда оставалась на танковую армию генерала П.А.Ротмистрова. Именно она по решению командования фронтом должна была кардинально изменить ситуацию.

Замысел сводился к тому, чтобы нанести по врагу 12 июля контрудар по двум направлениям, сходящимся у Яковлеве: с северо-востока от Прохоровки - 5 гв. танковой и 5 гв. общевойсковой армиями, с северо-запада - 6 гв. и 1 танковой армиями. Сковывающий удар в направлении Разумное - Дальние Пески наносили соединения 7 гв. армии генерала М.С.Шумилова. Все подготовительные мероприятия намечалось провести 11 и в ночь на 12 июля.

 

...Это было второе контрнаступление наших войск за период с июля. Но все просчеты и ошибки, а в конечном итоге, и результат его, почти в точности, был похож на первый. Некоторые исследователи не без основания видят в этом ошибки, прежде всего, командующего фронтом Н.Ф.Ватутина. Обе операции и 8 и 12 июля проводил штаб фронта под его личным руководством. Он неоднократно выезжал в войска. Задачу 2 тк 8 июля командующий ставил лично на КП корпуса под Прохоровкой, несомненно, зная, что основные его бригады еще в пути, а значит, слаженного удара не получится. Приказ и задачи армии на 12 июля П.А.Ротмистров также получил лично от Н.Ф.Ватутина в присутствии члена Военного Совета Н.С.Хрущева. По воспоминаниям Павла Алексеевича командующий знал, что одна треть армии состоит из легких танков Т-70, которые практически не могли в открытом бою успешно бороться с немецкими танками. А значит, еще до начала сражения закладывались в расчетах большие потери.

Кстати, несколькими днями ранее именно Н.С.Хрущев убедил И.В.Сталина, в целях сохранения танков на первом этапе оборонительной операции фронта, вкопать их в землю в полосе 1 танковой армии, как предлагал Н.Ф.Ватутин, а не наносить контрудары по еще наступающему врагу, как предлагал Г.К.Жуков. Этот прием оказался удачным, немцев остановили.Эту же ошибку - нанести удар оперативным танковым резервам, не имеющим качественного превосходства над наступающим противником, повторил теперь сам командующий фронтом под Прохоровкой.

"На организацию контрудара оставалось всего несколько часов светлого времени и короткая летняя ночь. - Вспоминал А.С.Жадов. - За это время нужно много сделать: принять решение, поставить задачи войскам, провести необходимую перегруппировку частей, распределить и расставить армейскую и приданную артиллерию. Вечером на усиление армии прибыли минометная и гаубичная артиллерийские бригады, имея крайне ограниченное количество боеприпасов. Танков армия не имела вообще". 10 тк генерала В.Г.Бурко, входивший в состав армии еще 8 июля, убыл в распоряжение генерала М.Е.Катукова.

Не в лучшем положении оказались и танкисты. Линия фронта менялась каждый день, враг наступал, тесня наши части. Поэтому провести нормальную рекогносцировку и четко зафиксировать рубеж ввода армии в сражение было невозможно. Выделенная для поддержки контрнаступления 10 истребительно-про-тивотанковая бригада в армию не прибыла, не вышел на боевые позиции вовремя и выделенный из резерва фронта 1529 самоходный артполк. Лишь утром, когда операция уже началась, с участка обороны в районе г.Обояни смог выйти под Прохоровку передовой отряд армии под командованием генерала К.Г.Труфанова. Соединения испытывали нехватку в боеприпасах. Вечером 11 июля в оперативное подчинение П.А.Ротмистрову были переданы танковые корпуса генерала А.Ф.Попова и полковника Бурдейного, общая численность которых составляла 215 танков.

...12 июля занимает особое место в истории сражения. В этот день на узком 10-километровом участке фронта было введено в контрудар главное ударное соединение Воронежского фронта - 5 гв. танковая армия. В силу сложившихся обстоятельств, этот удар пришелся в лоб готовившейся к решительному броску на Прохоровку дивизиям 2 тк СС. Поэтому по размаху и напряженности боев 12 июля является кульминационной точкой боевых действий на южном фасе Курской дуги. До последнего времени многие авторы в силу этих причин пытаются свести все сражение лишь к боям в этот день. Однако это не так. 12 июля стал решающим, но не последним днем сражения. Около полуночи командующий фронтом изменил время наступления с 10.00 на 8.30 с целью упредить противника.

Основываясь на последних исследованиях, можно сделать вывод, что замысел генерал-полковника Г.Гота 12 июля был следующим: после прорыва обороны и выхода дивизий "Мертвая голова" и "Адольф Гитлер" на линию Карташовка - Береговое - Про-хоровка - Сторожевое они разворачиваются и наносят удар на север в направлении г.Обояни, прикрыв фланги. Одновременно дивизия "Рейх" овладевает с.Правороть и наносит удар навстречу наступающему из района с. Ржавец З тк оперативной группы "Кемпф". Как видим, задача была поставлена шире: не только прорваться к Обояни через Прохоровку, но и встречными ударами 2 тк СС и 3 тк окружить войска Воронежского фронта в районе Прохоровка - Правороть - Шахово. В результате должна была образоваться брешь в нашей обороне, в которую мог быть введен резервный 24 тк вермахта, в это время сосредотачивавшийся под г.Белгород.

К осуществлению этого плана немцы приступили в ночь на 12 июля. В 2.00 до 70 танков прорвались в полосе 69 армии и захватили с.Ржавец, Рындинку и Выползовку (28 км юго-восточнее Прохоровки). Возникла угроза выхода противника в тыл 5 гв. танковой армии. П.А. Ротмистров в 6.00 отдал приказ выдвинуть в район прорыва 11 и 12 гв. мехбригады 5 гв. Зилювниковского мехкорпуса. Из-под Обояни выдвигался передовой отряд генерала К.Г.Труфанова в составе 53 гв. отдельного танкового полка, мотоциклетного батальона и нескольких артиллерийских частей. В район с.Шахово была направлена 26 гв. тбр из 2 гв. Тацинского танкового корпуса с задачей не допустить дальнейшей переправы немцев через р. Липовый Донец и распространения в глубь наших тылов.

Несмотря на резко изменившуюся обстановку и ослабление готовившихся к наступлению войск, командование Воронежским фронтом решило проводить запланированную операцию. С 5.00 наша бомбардировочная авиация начала активно наносить бомбовые удары по переправам немцев на р.Псёл, по выс. 252,2, свх."Комсомолец".

В 8.30 по сигналу залп "Катюш" гвардейские армии перешли в наступление. Острие главного удара приходилось на 10-километровый участок фронта между х.Сторожевое и р.Псёл в 2 км юго-западнее Прохоровки. Наносили удар 18 и 29 тк 5 гв. танковой армии во взаимодействии с 42 гв. стрелковой и 9 гв. воздушно-десантной дивизиями 5 гв. армии. Бригады первого эшелона, стреляя на ходу, лобовым ударом врезались в боевые порядки немецких войск стремительной сквозной атакой, буквально пронзив наступающего противника. Управление в передовых частях и подразделениях было нарушено. Поле накрыла сплошная пелена дыма и пыли, вздыбленной взрывами и гусеницами танков с земли.

Именно бой этих двух корпусов с дивизиями 2 тк СС и стал именоваться впоследствии встречным танковым сражением, а место, где он проходил, - "танковым полем". В действительности же, боевые действия на "танковом поле" стали эпицентром более крупного Прохоровского сражения. Согласно боевому донесению штаба 5 гв. танковой армии на 21.0011 июля 18 тк генерал-майора Б.С.Бахарова имел в строю всего 164 танка, в том числе Т-34 - 68 шт., Т-70 - 58 шт. и МК-4 "Черчилль" - 18 шт. В течение дня 29 тк генерал-майора А.В.Кириченко в бою использовал 192 танка и 30 САУ, в том числе Т-34 - 122 шт., Т-70 - 70 шт. Таким образом, на "танковом поле" в течение 12 июля вели боевые действия 386 танков и самоходных орудий. Кроме того, в районе х.Сторожевое оборонялась 169 тбр 2 тк, имевшая 18 танков: из них Т-34- 14шт.

Противостояли нашим корпусам дивизия "Адольф Гитлер" и часть дивизии "Мертвая голова", основные силы которой были сконцентрированы в полосе наступающей 5 гв. армии за р.Псёл. На 12 июля точный численный состав врага неизвестен. В 3 томе "Сухопутная армия Германии 1933-1945 гг." Б.Мюллер-Гиллербранд приводит их численность на 30 июня 1943 г. Первая имела 133 танка, из них 13 "тигров" и 35 самоходных штурмовых орудий; вторая - 145 танков, в том числе 15 "тигров" и 35 самоходных штурмовых орудий. Необходимо учесть, что эти цифры двухнедельной давности, причем семь дней дивизии вели ожесточенные бои и несли потери. По мнению немецкого исследователя К.Ф.Фризера, в день сражения весь танковый корпус СС насчитывал 275 боеспособных танков.

Несмотря на отсутствие точных цифр, полагаю, можно себе представить примерное соотношение сил во время встречного танкового боя. Правый фланг дивизии "Адольф Гитлер" прикрывала моторизованная дивизия "Дас Рейх". По состоянию на 30 июня она имела 129 танков, в том числе 14 "тигров" и 34 самоходных штурмовых орудия. Наступать в этом районе по линии Калинин - Озеровский - Тетеревино предстояло танкистам 2 гв. Тацинского тк полковника А.С.Бурдейного во взаимодействии с бойцами 183 сд генерал-майора А.С.Костицина. Корпус располагал 139 боевыми машинами, в том числе Т-34 - 84 шт., Т-70 - 52 шт., МК-4 "Черчилль" - 3 шт. Этому соединению предстояло нанести атакующий удар у основания наступающего клина противника. Но из-за того, что 18 и 29 тк, встретив сильное сопротивление, не смогли развить успех, немцы выставили против корпуса мощный заслон. В результате, наши подразделения вынуждены были отойти на исходные рубежи и к концу дня вели оборонительные бои с танковым полком дивизии "Рейх", который сумел не только отбить наши атаки, но и вышел в тыл корпуса. Благодаря тому, что А.С.Бурдейный вовремя приостановил наступление и отвел бригады, удалось предотвратить трагические последствия. В результате боев соединение не только не выполнило поставленную задачу, но и вынуждено было отойти с прежних позиций. За день боев корпус потерял 490 чел., в том числе 145 убитыми; было подбито 25 танков Т-34 и Т-70, 9 танков Т-70 сожжено.

По всему фронту шли ожесточенные бои, которые можно сгруппировать в три основные очага напряженной борьбы: первый - х.Веселый, выс. 226,6, Х.Полежаев; второй - свх."Сталинское отделение", х.Сторожевое, район сел Ивановка, Виноградовка; и третий - в центре с.Васильевка, с.Андреевка, с.Прелестное, свх."Октябрьский". Наиболее напряженные бои разгорелись с 8.30 до 13.00. Ни противник, ни наши войска практически продвижений не имели, за исключением 18 тк и 42 гв. сд, которые наступали вдоль левого берега р.Псёл. Благодаря тому, что наши стрелковые части при поддержке 99 тбр удержали 11 июля узкую полосу по линии Андреевка - Михайловка - Прелестное, корпус, сконцентрировав здесь несколько бригад, сумел захватить Михайловку, Андреевку и Васильевку. К концу дня вышел к Козловке. Однако при подходе к селу танкисты встретили хорошо организованную противотанковую оборону с заранее вкопанными танками и штурмовыми орудиями, а также фланговый огонь с выс. 241,6. Чтобы избежать лишних потерь, при отсутствии реальной возможности продолжать наступление, Б.С.Бахаров отдал приказ о переходе частей корпуса к обороне.

Наши танкисты сражались мужественно и стойко. Так, экипаж танка МК-4 "Черчилль" под командованием лейтенанта Лупахина из 36 гв. отдельного танкового полка прорыва, дрался пока не загорелся двигатель танка. К этому времени машина имела 4 сквозных пробоины, в том числе, пролом лобовой части башни. Все члены экипажа получили ранения. Лишь после того, как дым и огонь проник в башню, танкисты покинули машину.

Символом сражения стал подвиг механика-водителя танка Т-34 2 батальона 181 тбр Александра Николаева. Спасая раненого командира батальона капитана П.Скрипкина, он вместе с заряжающим Ф.Черновым на подбитом Т-34 таранил немецкий танк. Танкисты выполнили свой воинский долг. По воспоминаниям бывшего начальника разведки 2 тк ЕФ.Ивановского около 20 танковых таранов было совершено в этот день нашими танкистами на поле под Прохоровкой.

За день корпус потерял 183 чел. личного состава, в том числе 8 чел. старших офицеров и командиров. Среди них корпусной инженер подполковник Белов и командир 170 тбр подполковник В.Д.Тарасов. Немцы подбили и сожгли 55 танков.

С первых минут боя в тяжелейшем положении оказался 29 тк. Это было ударное соединение армии. Он имел 230 боевых машин. Из-за нехватки времени и ожесточенности боевых действий наша разведка не сумела достаточно полно выявить огневые точки противника, определить их боевой состав и замысел. Поэтому, когда ранним утром корпус перешел в наступление, удар пришелся не по флангам, как планировалось, а в лоб боевой группе, готовой к наступлению, дивизии "Адольф Гитлер".

Первым мощным узлом сопротивления немцев стал захваченный ими вечером 11 июля свх."Октябрьский". Используя наши окопы и другие инженерные сооружения, немцы в течение ночи вкопали на окраинах совхоза и северных скатах выс. 252,2 противотанковую артиллерию, а на южных и юго-западных - САУ. Используя господствующее положение этой высоты, противник достаточно эффективно отражал наши атаки. Большую помощь противотанковым дивизионам, оборонявшим свх."Октябрьский", оказали тяжелые танки "тигр". Атака "Адольф Гитлер" была назначена на 9.10 утра. Выстроившись в боевой порядок, танки встретили наши "тридцатьчетверки" и "семидесятки" огнем с места. Это привело с первых минут боя к значительным потерям наступающих.

Начав атаку в 8.30 утра, наши бригады при поддержке пехоты лишь к 12.00 сумели выйти к артиллерийским позициям противника. Несколько танков из наступавшей во 2 эшелоне 32 тбр полковника А.А.Линева, обойдя высоту, вышли на южные окраины совхоза. Не выдержав натиска, немцы начали отступать.

Видя обозначившийся прорыв, П.Хаузер вызвал в этот район до 150 самолетов, бомбежка длилась больше часа. Налет проводился группами самолетов "Мессершмитт-110" и "Юнкерс-87" от 7 до 37 шт. в каждой. Наша мотопехота была отсечена от танков, а бригады понесли существенные потери. Из 64 боевых машин 32 тбр, перешедших утром в наступление к середине дня осталось 24, погибло и было ранено 350 чел., 31 тбр потеряла 44 танка. Одной из причин таких потерь было и то, что прикрытия наступающего корпуса с воздуха почти не было до 13.00.

Из резерва фронта не подошел к началу операции 1529 самоходный артполк, который должен был поддерживать 29 тк. На его вооружении находилось 12 СУ-152 "Зверобой", которые могли бороться с любой бронетехникой противника, в том числе и с "тиграми". По свидетельству очевидцев, при попадании снаряда СУ-152 в лобовую часть башни танка с расстояния 500 м ее срывало и относило на несколько метров. При попадании снаряда в борт или кормовую часть, танк буквально разваливался, как карточный домик. Такого мощного и эффективного оружия явно не хватало на поле боя.

К 13.15 бомбежкой немцы сумели приостановить наступление 29 тк. Используя замешательство, вызванное отходом нашей пехоты и выходом из строя основной части танков, немцы из глубины подтянули к свх."Октябрьский" резервы и в 15.40 предприняли контратаку. Огнем танков с места 31 и 32 тбр, поддержанные тремя батареями 1446 самоходного артполка, противник был остановлен. В 16.00 полковник А.А.Линев, используя свой резерв и собрав находившиеся рядом машины других бригад, предпринял попытку атаковать отступающего противника, но это не имело успеха. Наши танки были остановлены заградительным огнем вкопанных самоходок типа StuG 40 и "Мардер".

Трагически окончилась атака 25 тбр полковника Н.К.Володина. Она наступала слева от бригад, штурмовавших свх."Октябрьский", за железнодорожной насыпью, и имела задачу прорваться в направлении х.Сторожевое, с.Ивановские Выселки, х.Тетеревино, а к исходу дня сосредоточиться в с.Крапивенские Дворы.

При подходе к восточной окраине леса у х.Сторожевое немцы открыли из-за засад танков "тигр" и штурмовых орудий сосредоточенный огонь. Это оборонялся просочившийся сюда в середине 11 июля 2 танково-гренадерский полк дивизии "Адольф Гитлер". Наша пехота была отсечена от танков и залегла. Фланги бригады поддерживали 1 и 6 батареи 76-и 122-мм самоходных артустановок 1446 САП. САУ, имея слабое бронирование, не могли вести самостоятельных атак против хорошо организованной обороны. Они должны были двигаться на расстоянии 400 м за атакующими танками и уничтожать огневые точки и бронетехнику врага, но в горячке боя самоходки вырвались вперед. Вместо передового 362 тб, состоявшего из более мощных Т-34, за самоходчиками в глубь обороны противника прорвались легкие "семидесятки" 25 тб. Оказавшись без артиллерийской поддержки, 362 батальон был фактически расстрелян. Из 32 танков Т-34, участвовавших в атаке, оказались подбитыми и сожженными 26 машин. Самоходки обеих батарей были уничтожены полностью.

Понес серьезные потери и 25 батальон, не сумев решить поставленных задач.

Остатки бригады к 10.00 вышли из боя и заняли оборону в полукилометре юго-восточнее х.Сторожевое. За полтора часа из 71 танка, принявшего участие в атаке, 50 было подбито и сожжено, уничтожен миномет и 45-мм орудие. Тяжело контужен командир бригады, сгорели в танках оба командира танковых батальонов, два командира рот. Бригада потеряла 158 чел., в том числе 40 убитыми, 27 пропавших без вести.

За время атаки танкисты сумели уничтожить 3 танка, из них 1 тяжелый, 2 самоходных орудия, 3 пушки, 2 миномета и склад горюче-смазочных материалов. . Потери бригады были столь значительными, что о дальнейшем участии в наступлении говорить не приходилось. Из оставшихся боевых машин был сформирован батальон, который с мотопехотой занял оборону в полукилометре юго-восточнее х.Сторожевое и огнем с места поддерживал 285 сп 183 сд.

Всего же 29 тк в течение 12 июля потерял 1105 чел., в том числе 664 убитыми и пропавшими без вести. Из участвовавших в бою 192 машин - 130 было подбито и сожжено. Из 20 самоходных артустановок в строю осталась лишь одна, а три подлежали ремонту.

Вместе с танкистами в излучине Псела перешли в наступление воины 95 и 52 гв. сд и 11 мбр. Но их атака успеха не имела, хотя части 52 гв. сд форсировали реку и вели боевые действия на левом берегу. К этому времени перед ними была почти в полном составе завершавшая переправу дивизия "Мертвая голова". Отбив наше наступление, немцы перешли в контратаку.

Во второй половине дня стало ясно, что в полосе дивизий "Рейх" и "Адольф Гитлер" добиться успеха невозможно. Поэтому 2 тк СС сосредоточил основные усилия в полосе дивизии "Мертвая голова". Сюда же был нацелен 8 авиакорпус.

В 16.00 по боевым порядкам обороняющихся за Пселом частей был проведен сильный авиационный, а затем артиллерийский налет. Надо подчеркнуть, в боях под Прохоровкой, как и во всей Курской битве, немцы широко применяли тяжелые 6-ствольные реактивные минометы. По своей результативности они напоминали "работу" наших знаменитых "катюш". Однако калибр этих минометов был больше, поэтому эффект от их применения был более значительным, обороняющиеся несли серьезные потери в живой силе и технике.

Не успел рассеяться дым и столбы пыли, как в атаку двинулись танки со штурмовыми орудиями в сопровождении мотопехоты на полугусеничных бронетранспортерах и до 200 мотоциклистов с экипажами автоматчиков. Основной удар наносился по Х.Полежаев и выс. 236,7, где располагался передовой командный пункт командующего 5 гв. армии. Часть сил, до 30 танков и несколько бронетранспортеров, наступали на х.Веселый. Танкам удалось пройти через наши позиции, но мотопехота была отсечена и залегла, поэтому танки вернулись.

Бои развернулись на позициях 95 гв. сд и 11 мбр, часть сил которых была окружена и продолжала драться. Борьбу нашей пехоты и артиллерии осложняло отсутствие танковой поддержки и наспех оборудованные боевые позиции без разветвленной сети траншей. Почти полностью отсутствовали и минные заграждения. Все это позволяло противнику не только поражать пулеметным артогнем, но и просто давить наших воинов гусеницами, сразу же "захоранивая" их в собственных окопах. Это привело к значительному числу без вести пропавших. Только за 11, 12 июля в 95 гв. сд было отмечено около 450 чел., которых не было ни среди убитых, ни среди раненых.

На южных скатах выс. 236,7 совершил свой подвиг взвод противотанковых ружей 284 сп 95 гв. сд под командованием старшего лейтенанта П.И.Шпетного. Во взводе было вместе с командиром 9 чел. Они вступили в бой с 7 танками противника. Ни одна из вражеских машин не прошла дальше позиций взвода, но и все бронебойщики погибли. Будучи тяжело раненым, бросился под последний танк сам П.И.Шпятный. За этот подвиг он был удостоен звания Героя Советского Союза посмертно.

Вечером немцы рассекли оборону 95 гв. сд и подошли к вые. 236,7. С некоторыми подразделениями была потеряна связь. При отходе по открытой местности наши части несли большие потери. За два дня боев в 95 гв. сд было убито, ранено и пропало без вести около 1000 чел.

Генерал А.С.Жадов, наблюдавший за боем дивизии из своего КП, взял управление войсками на себя. Сюда были оттянуты два истребительно-противотан-ковых полка и полк "катюш". Концентрированным ударом артиллерии противник был остановлен.

Наступили сумерки. Немцы, оставив противотанковый заслон, отвели бронетехнику за выс. 226,6. Около полуночи, в связи с критической обстановкой в полосе 95 гв. сд, командующий 5 гв. армией перебросил в этот район часть сил 14 штурмовой инженерно-саперной бригады. Наше командование ожидало ночную танковую атаку, поэтому бригада получила задачу - остановить любой ценой врага.

Обеспокоенный тяжелой обстановкой у соседа, которая грозила выходом немцев на коммуникации и тылы армии Ротмистрова, командующий 5 гв. танковой армии направил в район совхоза им.Ворошилова и х.Остренький 24 гв. танковую и 10 гв. мех-бригады 5 гв. Зимовниковского мехкорпуса. Это был его последний резерв.

Ставшие доступными в последнее время документы опровергают утверждение П.А.Ротмистрова, что лишь благодаря введению в бой этих бригад 12 июля обстановка за Пселом стабилизировалась. Из обнаруженного мною отчета командира 5 гв. Зимовниковского мехкорпуса генерал-майора Б.М.Скворцова о потерях материальной части, следует, что 12 июля эти бригады в боях не участвовали. Они были введены в сражение для поддержки наступающих частей 5 гв. армии в сопровождении 1447 САП лишь утром 13 июля. Однако эта контратака успеха не имела. Созданный немцами из наших укреплений мощный противотанковый узел сопротивления на выс. 226,6 не позволил выбить их за реку.

Удалось остановить прорыв и 3 танкового корпуса опергруппы "Кемпф" в полосе 69 армии. В 15.25 11 гв. мехбригада совместно с частями 81 сд овладели х.Шипы, а в 19.00 выбили немцев из с.Рындин-ка. Успешно действовала и 12 гв. мехбригада во взаимодействии с частями 375 сд при поддержке артиллерии передового отряда ген. К.Г.Труфанова и 53 гв. отдельного тяжелого танкового полка. К концу дня эти части овладели северной окраиной с.Ржавец и заняли оборону. Но ситуация в этом районе складывалась непростой: "Назавтра угроза прорыва танков противника с юга в р-не Шахово, Андреевка, Александровка продолжает оставаться реальной" - доложил вечером А.М.Василевский И.В.Сталину.

Над полем боя опустилась мгла. В войсках сражающихся наступили долгожданные минуты отдыха. Но штабы работали напряженно, анализировалась обстановка, подводились итоги за день. А они были неутешительными - контрудар явно не удался. Армии, участвовавшие в наступлении, лишь частично выполнили поставленную перед ними задачу: остановить и разгромить вклинившегося противника. Несмотря на то, что 4 танковая армия группы армий "Юг" почти по всему фронту была остановлена, на нескольких участках ее соединения смогли создать критическую ситуацию для обороняющихся. Так, в тяжелом положении оказались дивизии 5 гв. армии в излучине р.Псёл. Лишь максимальная мобилизация средств и огромные усилия позволили нашим войскам не допустить прорыва немцев в тыл.

В особенно сложном положении оказалась 5 гв. танковая армия. Это мощное полнокровное соединение, введенное в сражение с первых минут контрудара, практически нигде не имело продвижения за исключением небольшого успеха в полосе 18 тк. В некоторых случаях танкистам пришлось даже отступать с занятых ранее позиций. При этом армия понесла очень большие потери в живой силе и технике. В журнале боевых действий этого соединения приведена цифра потерь за 12 июля - 299 машин. Однако она не обоснована и вызывает сомнение.

Проведя анализ оперативных сводок, боевых донесений и отчетов бригад, корпусов и передового отряда армии под командованием генерал-майора К.Г.Труфанова за это время, я пришел к выводу, что наиболее точная цифра боевых потерь за день боев 218 танков и САУ, так как ее можно обосновать конкретными боевыми документами. В любом случае, ситуация складывалась непростая. Практически одна треть армии - ударной силы фронта - была потеряна, а немцы отступать явно не собирались.

Оценив сложившуюся ситуацию под Прохоровкой, командование 4 та пришло к выводу, что прежний план по прорыву к Обояни через р.Псёл и окружению частей 69 армии в районе Прохоровка - Беленихино - Шахово - Ржавец выполнить не удастся. В ночь на 13 июля генерал-полковник Г. Гот отдает приказ командиру 2 тк СС: мотопехоте дивизии "Мертвая голова" закрепиться на достигнутых рубежах, а бронетехнику вывести в резерв. Все силы сконцентрировать в полосе дивизии "Рейх", и нанести удар в районе Ивановка-Виноградовка через Беленихино, навстречу группировке, прорывающейся от Ржавца. Дивизия "Адольф Гитлер", удерживая достигнутые рубежи, наносит контрудары в направлении Ямки - Правороть с целью помочь дивизии "Рейх" и отвлечь часть наших сил с полосы ее наступления.

окончание следует 

в ПОБЕДУ ПОД ПРОХОРОВКОЙ 

в ВОЕННЫЕ ТАЙНЫ

в ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

в КАРТУ САЙТА

ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА









Хостинг от uCoz