ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА


ТАЙНЫ ВОЙНЫ


МИДУЭЙСКОЕ ЧУДО


ТАЙНА "МИДУЭЙСКОГО ЧУДА"

 

 

Часть третья

ПЛАНЫ И НЕОЖИДАННОСТИ

 

6. ДОКЛАД МОРГЕНТАУ

И еще. В распоряжении Стеннингтона имеется документ, подлинность которого была в свое время установлена Объединенной комиссией Конгресса США, расследовавшей катастрофу в Пирл-Харборе. Комиссия приступила к работе 15 ноября 1945 года, и по своей сути являлась трибуной, с которой адмирал Киммель, являвшийся, как известно, командующим Тихоокеанским флотом США в начале декабря 1941 года, решил начать наступление на правительство, обвиняя его в том, что оно намеренно скрыло от него важную информацию, касавшуюся предстоящего нападения японцев на Пирл-Харбор. Сенсационные показания дал бывший глава военно-морской разведки вице-адмирал Теодор Г. Шульц. Этот Шульц предоставил собравшимся оригинал 24-страничного доклада офицера связи Уильяма Моргентау, датированного 23 ноября 1941 года, в котором указывалось, что японский правительственный (так называемый "розовый") код "... может быть сменен японцами в самое ближайшее время... но на возможности разведки флота это никак не повлияет, так как у адмирала Киммеля имеется свой личный источник разведывательной информации, который в силу н е к о т о р ы х причин стратегической обстановки в регионе можно считать абсолютно надёжным..."

...ЧТО подразумевалось под определением "надежный источник", тем более АБСОЛЮТНЫЙ, и что это за "причины стратегической обстановки в регионе", никто из присутствующих в тот день не смог объяснить - капитан 3-го ранга Моргентау погиб в 1942 году на подводной лодке "Баллао", а сам Киммель категорически отверг свою причастность к пользованию информацией из указанного источника по той простой причине, что он был ему абсолютно неведом. Тогда Шульц заявил, что адмирал Нимитц, которому Киммель сдал дела после разгрома Пирл-Харбора, якобы "довольно быстро навел порядок на флоте, подчинив его суровым требованиям военного времени, что совершенно не делалось при Киммеле и в более благоприятные мирные времена (хотя тот неоднократно получал угрожающие предостережения), и это было возможным только потому, что Нимитцу в "наследство" от своего предшественника достались все те секретные источники ещё более секретной информации, которыми владел опальный адмирал". (Не будем забывать, что после смещения "оскандалившегося" Киммеля так никогда не судили, невзирая на серьёзность предъявленных обвинений, и даже положили ему весьма приличную даже для ЗАСЛУЖЕННО ушедших в отставку адмиралов и генералов пенсию...)

Более того, заявлял далее Шульц, в штабе Киммеля в Гонолулу постоянно околачивались какие-то подозрительные лица, выдававшие себя за сотрудников контрразведки, принадлежность которых к таковой, по мнению вице-адмирала, являлась весьма и весьма сомнительной, поскольку большинство из них были ...японцами. Киммель ядовито высмеял Шульца, и заявил в свою очередь, что разведчик сам страдает манией преследования. С "докладом Моргентау" на данном этапе ничего поделать было нельзя, потому что в нем не фигурировало никаких интересующих следствие имен. Было решено перенести заседание комиссии на другой срок, чтобы провести повторное расследование.

Однако до этого повторного заседания Шульц не дожил: 17 ноября, ровно через двое суток после своего вступления в комиссии он погиб. Управляемый им автомобиль свалился с парома за борт в Чесапикском заливе. Жена вице-адмирала спаслась, но он сам из машины так и не выбрался. "Пошли слухи, что Шульц попросту покончил с собой. - писал впоследствии шеф Управления Стратегических Служб (УСС) У. Донован, который был дружен с Шульцем, - ибо он бросил вызов военной иерархии во время показаний в комиссии. Он настаивал на том, что Киммель, вопреки его утверждениям, был прекрасно осведомлен о планах президента Рузвельта, и нападение японцев (на Гавайи - А. Б.) не являлось для него неожиданностью, наоборот, он сделал всё, чтобы разрушения были как можно большими, однако не фатальными. Но Шульц был единственным порядочным человеком в разведке, и потому поняв, что не в силах доказать того, что сам не вполне понимает, решил уйти..."

"Доклад Моргентау" после смерти Шульца затерялся в бесконечных лабиринтах вашингтонской бюрократии, и на следующих заседаниях Конгресса этот вопрос больше не поднимался. Киммель процесс не выиграл, но помимо этого он, как говорится, больше ничего и не потерял. Получив от государства "по заслугам" (выглядело это как "за заслуги"), он еще несколько раз выступал в прессе, пытаясь смыть с себя вину за позор Пирл-Харбора, однако в этих выступлениях не шло речи ни о каких разоблачениях нынешних политиков, все шишки достались исключительно помощникам покойного президента Рузвельта, да и то речь шла не о заговоре, а о банальном, давно уже всем набившем оскомину "пренебрежении важной информацией"...

И вот теперь, спустя много лет после того первого заседания Объединенной комиссии Конгресса этот документ оказался в руках английского журналиста. Имеющиеся у него сведения о всех, или почти всех предполагаемых участниках закулисных переговоров президента Рузвельта с японцами как нельзя лучше вписываются между строк этого злополучного доклада. Стеннингтон пока намеренно не приводит эти имена в нынешних своих статьях, потому что расследование еще далеко не закончено, но он рассчитывает на помощь многих своих коллег. Неизбежные трудности его не пугают нисколько.

дальше 

 


В ТАЙНУ МИДУЭЙСКОГО ЧУДА

В МИДУЭЙСКОЕ ЧУДО

В ТАЙНЫ ВОЙНЫ

В ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

В КАРТУ САЙТА 


ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА










Хостинг от uCoz