ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА


ТАЙНЫ ВОЙНЫ


ЧУДО МИДУЭЯ


ТАЙНА "МИДУЭЙСКОГО ЧУДА"

 

 

Часть первая

СОВПАДЕНИЯ И СЛУЧАЙНОСТИ

 

1. СОМНЕНИЯ

Сравнивая Мидуэйское сражение с ведущими битвами второй мировой войны, американские историки, да и исследователи многих других стран, нередко упоминают и Сталинградскую битву, и победу англичан в Северной Африке у Эль-Аламейна, и многие другие сражения, произошедшие в этот переломный для судеб всего мира год. Конечно, можно было бы согласиться с этими аналогиями, но только в той части, что касается морального аспекта данной победы. Насчет остального можно поспорить.

...Поражение под Мидуэем нисколько не ослабило японского флота, он потерял при этом четыре авианосца (что на других фронтах равносильно потере нескольких танковых дивизий), но у этого флота их все равно оставалось больше, чем у американцев. Версия о том, что японцы в этой кровопролитной битве лишились своих самых лучших моряков и пилотов, что сказалось на дальнейшем ходе войны, тоже не выдерживает критики - разве может потеря сотни или даже двух сотен специалистов решить ход ВСЕЙ войны? Сталин, к примеру, в предвоенные годы уничтожил гораздо больше своих полководцев, что не помешало ему, тем не менее, закончить войну победой в самом Берлине, а потом еще и сокрушить мощь миллионной Квантунской армии, в которой специалистов, подобных погибшим у Мидуэя, было столько, что плюнешь - и не промахнешься. Тем более что при Мидуэе самих американцев погибло никак не меньше. В результате поражения японцы всего лишь отказались от захвата самого Мидуэя, против чего, собственно говоря, и был с самого начала Морской генеральный штаб Японии, справедливо считая, что окончательная оккупация Филиппин (*1), например, куда важнее присоединения к владениям империи клочка суши, время которого в планах японского командования еще явно не пришло. Так что ни о каком так широко разрекламированном "переломе в войне" тут и речи быть не может. Настоящий ПЕРЕЛОМ наступил гораздо позже - после окончания Гуадалканальской компании в 1943 году, когда Япония почти без сопротивления стала сдавать все свои ранее завоеванные позиции одну за другой... Но 4 июня 1942 года в центре Тихого океана произошло нечто совершенно иное.

Как известно, Япония вступила во вторую мировую войну 7 декабря 1941 года нападением на американскую военно-морскую базу Пирл-Харбор на Гавайских островах. Тогда самолеты, взлетевшие с шести самых лучших японских авианосцев, уничтожили или надолго вывели из строя восемь линейных кораблей - почти весь Тихоокеанский флот американцев. Этого было достаточно, чтобы приступить к незамедлительному захвату Филиппин, Малайи, Голландской Индии и прочих восточноазиатских территорий. Попутно японская авиация пустила ко дну еще два английских дредноута, попытавшихся помешать высадке японских десантов в Сиамском заливе. В течение нескольких месяцев воды юго-восточных морей были очищены флотом адмирала Ямомото от присутствия всех иностранных военных кораблей. Наступление разделилось на две приблизительно равные части - одна все сметающая на своем пути волна покатилась в сторону Индии, окружая и добивая разрозненные и обескровленные в жестоких боях британские колониальные армии, а вторая через Сингапур, Новую Гвинею и острова Меланезии нацелилась на Австралию и Новую Зеландию. С австралийским флотом проблем не предвиделось, как, впрочем, и с остатками американского. Американское руководство во главе с президентом Рузвельтом было слишком занято подготовкой к боевым действиям в Европе, чтобы всерьёз приняться за японцев на этом этапе войны. Оно выделило своим тихоокеанским адмиралам, пороху до этого даже не нюхавшим, только три авианосца да небольшой отряд тяжелых крейсеров с сопровождающими эсминцами. Это было все. Остальное вооружение, включая новые линкоры и дополнительные авианосцы, обещали "подкинуть" по мере производства их мобилизовывающейся в экстренном порядке промышленностью. А так как европейский ТВД требовал самолетов, танков и кораблей в первую очередь, то ожидание грозило затянуться на неопределенный срок.

Несколько позже, правда, у американцев на Тихом океане появились еще два заштатных авианосца, но они почти сразу же вышли из строя - один, поврежденный японской подводной лодкой, а другой был потоплен бомбами и авиационными торпедами позже в Коралловом море (*2). К июню 1942 года флот американского адмирала Честера Нимитца, кроме авианосцев, насчитывал всего шесть крейсеров и 14 эсминцев. Пополнения в ближайшее время не предвиделось, и это было скверно, потому что радиоразведка узнала о том, что японцами готовится атака на один из самых крайних островов в гряде Гавайских - атолл Мидуэй. Спору нет, американская разведка сработала четко, специалистам удалось "расколоть" японский сверхсекретный код и вникнуть во все детали намечающейся операции вплоть до несущественных мелочей. Но ЧТО могла поделать даже с этими исчерпывающими разведывательными сведениями "армада" Нимитца против японского флота, выделенного из общих сил империи для захвата крошечного Мидуэя?

Адмирал Исороку Ямомото

...Противник американского адмирала - адмирал Исороку Ямомото - был без сомнения гениальным флотоводцем, однако эта его гениальность основывалась не на пустом месте, а на всей мощи японских вооруженных сил. Адмирал двинул на Мидуэй четыре авианосца-ветерана, прославивших себя в предыдущих походах одиннадцать линкоров, в том числе и "Ямато" - линкор-монстр, самый большой и самый сильный корабль в мире. Крейсеров у Ямомото было целых двадцать три штуки, причем половина из них тяжёлые. И наконец эсминцев (тоже лучших в мире) в армаде Ямомото насчитывалось ровно в четыре раза больше, чем у американцев. Кроме того, в запасе у японца имелось еще четыре эскортных авианосца, а также целая армада подводных лодок, которую он заранее собирался развернуть в виде завесы между Пирл-Харбором и Мидуэем, чтобы они наблюдали за движением американского флота а также этому движению всячески противодействовали. Только в одной ударной авиагруппе под командованием прославленного боевого адмирала Нагумо числилось более 350 самых современных самолетов, не считая разведывательных, и экипажи на них были не абы какие, а состоявшие из ветеранов Пирл-Харбораи китайской кампании. Можно сказать, что это были лучшие летчики в мире, чего нельзя было даже подумать про подавляющее большинство людей Нимитца.

 

Линкор "Ямато" - самый мощный дредноут второй мировой войны.

Когда план операции Ямомото был раскрыт американцами, адмирал Нимитц крепко задумался. Пересчитав скудную коллекцию разнотипных кораблей и выяснив, ЧЕМ ему в данной ситуации ему еще сможет помочь министерство военно-морского флота и правительство, он понял, что попытаться оборонять атолл - затея далеко не разумная. По всем законам тактики, не говоря уж о стратегии, следовало отступить в Пирл-Харбор и начать окапываться на этом рубеже. Но в таком случае все Гавайи оказались бы в пределах досягаемости базовой авиации японцев, а это могло привести к нежелательным для Нимитца хлопотам. Получался своеобразный замкнутый круг: для того, чтобы оборонять Гавайи, нужно было защитить Мидуэй, но для защиты Мидуэя на Гавайях не имелось достаточных сил, потому что в Генеральном штабе придавали малое значение тому, что делалось на Тихом океане, вероятно полагаясь лишь на то, что Нимитц не дурак и сам выкрутится как-нибудь. Изучив сложившуюся обстановку, кабинетные адмиралы из Вашингтона сочли нужным придать ему еще несколько линкоров, сосредоточенных на базе Сан-Диего в Калифорнии, но как Нимитц мог использовать эти старые, построенные еще в начале века слабо бронированные и плохо вооруженные тихоходные посудины против новейших японских авианосцев, или даже одного суперлинкора "Ямато", которые не подпустили бы их к себе даже на расстояние полета разведывательного самолета?

Впрочем, Нимитц мог себя утешить хотя бы тем соображением, что Гавайские острова - это еще не вся Америка. К тому же было очевидно, что на данном этапе от него явно требовали невозможного, а самой Америки японцам не видать как своих ушей, даже если они и высадятся в конце концов в Гонолулу. К исходу 1942 года промышленность США обещала снабдить флот адмирала всем необходимым не только для того, чтобы вернуть завоеванное японцами, но и для триумфальной высадки американской морской пехоты на берегах самой Японии. Следовало только продержаться до этого самого момента. К тому же у адмирала имелся закадычный дружок-советчик, который уже имел прекрасный опыт в сдаче врагу стратегических военных объектов второстепенной важности - это был прославившийся впоследствии генерал Макартур, незадолго до этого сбежавший от своей окруженной на Филиппинах 80-тысячной армии и назначенный после этого командующим союзными силами в Юго-Западной части Тихого океана. В подчинении у Макартура находились остатки голландского военно-морского флота и все австралийские войска. С помощью австралийцев (и горького опыта, полученного на Филиппинах) он основательно укрепился на Новой Гвинее, и его тоже, как и вашингтонских планировщиков, абсолютно не "чесало" то, что именно японцы намеревались затевать в центре Тихого океана - лишь бы не совались в Австралию, обороняемую им. Оно тоже ожидал обещанных оборонной промышленностью подкреплений к концу года, и потому посоветовал своему дружку Нимитцу не рыпаться, а отступить подальше к востоку и спокойно наблюдать за тем, что японцы предпримут...

Однако Нимитц был далеко не Макартур. Он также был тщеславен, как "герой Батаана", но вместе с тем более упрям, и к тому же не лишен задатков кое-какого интеллекта, порой необходимого любому полководцу как воздух. Сообразив, что для его дальнейшей карьеры (как и в случае с Макартуром) хуже не будет, если все же в этой прямо-таки пронизывающей своим драматизмом ситуации попытаться разыграть из себя героя, он решил сделать ставку не на технику или ее количество с качеством, а на людей, подвластных ему. Он как нельзя лучше усвоил чужие уроки (например уроки, полученные его предшественником адмиралом Киммелем 7 декабря предыдущего года в Пирл-Харборе, а также уроки Макартура) и возложил всю ответственность за предстоящую авантюру на двух командующих его ударными силами - контр-адмиралов Спрюенса и Флетчера.

Адмирал Р.Э.Спрюенс - Raymond Ames Spruance (July 3, 1886 - December 13, 1969)

Адмирал Честер Уильям Нимиц - Chester William Nimitz (February 24, 1885 – February 20, 1966)

Вице-адмирал Фрэнк Джек Флетчер, 1942 г.

Адмирал Дуглас Макартур

...Рассматривая личности этих командиров в призме шести прошедших месяцев войны, их вполне можно назвать старыми боевыми морскими волками. Флетчер со своими авианосцами совершил немало хоть и незначительных, но вполне удачных рейдов против передовых японских баз в юго-западной части Тихого океана, к тому же он незадолго до этого - в самом начале мая - предотвратил прорыв японских транспортов к Порт-Морсби в Коралловом море, выступив против в четверо превосходящего противника, и хотя он потерял в сражении свой самый лучший авианосец, это сражение бесспорно можно назвать его победой, что без всяких оговорок впоследствии признавали даже сами японцы. Спрюенс же, сменивший на посту командующего вторым авианосным соединением внезапно заболевшего адмирала Хэллси, до этого был командующим группой крейсеров, на долю которых выпала основная часть "черной работы" всего американского флота.

Гибель американского авианосца "Лексингтон" 8 мая 1942 года во время сражения в Коралловом море

Гибель американского авианосца "Лексингтон" 8 мая 1942 года во время сражения в Коралловом море

USS Lexington CV2

Кроме Флетчера и Спрюенса Нимитц выделил еще двоих человек - командующего базой ВМС на Мидуэе капитана 2-го ранга Симарда и подполковника морской пехоты Шаннона. Эти люди должны были отвечать за сухопутную оборону острова, для чего в их распоряжение было направлено 3600 человек и 118 самолетов, а также такие запасы оружия, горючего и снаряжения, какие только смог вместить этот крошечный атолл... После того, как данные командиры поклялись Нимитцу оборонять Мидуэй до последнего снаряда, самолета и человека, он вручил им новые погоны и приказы о повышении в званиях. Затем он отбыл в свою штаб-квартиру в Гонолулу и стал молиться богу войны Марсу, уповая на ту самую СЛУЧАЙНОСТЬ, которая помогла бы выкрутиться ему из ситуации, в которую он, вопреки здравому смыслу, загнал всех, и себя в первую очередь.

Впрочем, все эти факты взяты из официальной историографии. Если же ознакомиться со всевозможными отчетами и просто воспоминаниями многих оставшихся в живых участников той эпопеи, то можно запросто обнаружить, что все, АБСОЛЮТНО ВСЕ задним числом проклинают всю технику, предоставленную защитникам острова их командованием. Читая эти рассказы, поневоле начинаешь сочувствовать беднягам, утверждающим что из всех самолетов, присланных на Мидуэй, самыми (и единственно) ценными были только лишь разведчики "каталина", эксплуатировавшиеся на флоте аж... с 1935 года, а более новые, но уже успевшие морально устареть истребители Brewster F2A"Buffalo" морской пехоты являлись не иначе, как "летающими гробами". Впоследствии один американский летчик, став генералом, вспоминал:

"...Только столкнувшись с японскими истребителями мы поняли, ЧТО представляем собой, сидя в "буффало" , этой винной бочке, которую "зеро" превосходил в скорости, скороподъёмности и во всем остальном, о чем написано в наставлении по ведению боя на истребителе. Японский "зеро" мог плести вокруг наших истребителей тончайшие кружева, и я считаю, что командиры, которые посылали летчиков в бой на этих машинах, вполне могли отдавать себе отчет в том, что их можно считать погибшими еще до того, как они поднимутся в воздух..."

Виндикейтор-вибратор.

Не лучше дело обстояло и с пикирующими бомбардировщиками - основой всей обороны героических островитян. По мнению летчиков, летавших на них, тихоходные "виндикейторы" с трудом поднимались в воздух, и летчики назвали их "вибраторами", потому что с корпуса этих самолетов из-за тряски постоянно отслаивались куски обшивки. Устрашающие "летающие крепости" Б-17 - последний вопль американской конструкторской мысли, вообще ни на что не оказались годны. В ходе сражения Б-17, в отличие от других типов самолётов, не потеряли ни единой машины, но только лишь потому, что в целях собственной безопасности летали на такой высоте, откуда попасть бомбой в движущийся корабль также сложно, как и камнем в летающую муху: из сброшенных ими на японские корабли почти тысячи тонн бомб в цель не попала ни одна.

Но больше всего шума, конечно, было вокруг подготовки летного состава: почти все пилоты только-только закончили авиашколы, куда были взяты по экстренному призыву за несколько месяцев до сражения, а многие из них не то что не участвовали ни в едином бою, а вообще впервые видели вооруженный самолет. Учитывая то обстоятельство, что главную оборонительную мощь Мидуэя составляла авиация, можно только поражаться, пытаясь сообразить, на какую такую ПОБЕДУ рассчитывал Нимитц, набирая всю эту гвардию !

На авианосцах все было примерно также. Адмиралу было прекрасно известно, что его самолеты никоим образом не могут соревноваться с японскими по качеству. Потому разработанный им план был до примитивности прост: подпустить японцев к острову, а затем застать их врасплох, попытавшись нанести по ним удар до того, как они успеют поднять свои самолеты в воздух с палуб авианосцев. Единственный козырь, который был в руках у Нимитца, так это святая уверенность в том, что японцы и не догадываются о приготовлениях ко встрече, ведущихся на Мидуэе. Ну и конечно же - знаменитая интуиция американского адмирала, которую потом историографы всего мира превознесут до небес.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. С 1898 по 1946 г.г. Филиппины принадлежали США.

2. Тяжёлый авианосец "Саратога" был торпедирован японской подводной лодкой "I-6" 11 января 1942 года, и ремонтировался после этого на верфи в США вплоть до начала июня. Однотипный с ним авианосец "Лексингтон" затонул в Коралловом море 8 мая 1942 года после агонии, вызванной попаданием пяти бомб и двух торпед с японских самолётов.

дальше 

 


В ТАЙНУ МИДУЭЙСКОГО ЧУДА

В ЧУДО МИДУЭЯ

В ТАЙНЫ ВОЙНЫ

В ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

В КАРТУ САЙТА 


ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА










Хостинг от uCoz