ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА


ТАЙНЫ СОВЕТСКОЙ ИМПЕРИИ


Миф о массовых репрессиях.

П. Краснов

Массовые репрессии

Способность человека выживать и процветать в окружающем мире напрямую зависит от его памяти, а память — результат жизненного опыта.

Человек или народ, потерявший доступ к своей памяти, опасно болен. Он как малый ребёнок не обладает жизненным опытом и не отдаёт себе отчёта в том, к каким последствиям могут привести его действия. Таким образом, утрата исторической памяти — большой шаг к гибели целого народа. Тем, кому нужно уничтожить целый народ без шансов на возможное возрождение, должны в первую очередь уничтожить его память, нарушив восприятие окружающего мира и сделать невозможным принятие жертвой правильных решений. Именно поэтому все оккупанты в спешном порядке запрещают преподавание национальной истории или разрешают ее преподавание в только в искаженном виде.

Это будет означать, что все предыдущие жертвы были напрасными. Кроме того удел такого народа — быть игрушкой в руках манипуляторов.

Период 30-х годов 20-го века — ключевой момент нашей истории. Именно этот период СССР был выбран для доказательства того, что «эта страна» не имеет права на существование. На население обрушился невероятной силы поток пропаганды, утверждающий что люди, оказывается, находилась под властью изуверов и людоедов, уничтоживших многие десятки миллионов безвинных советских людей и спасение может быть только в немедленном разрыве с проклятым прошлым и массовом раскаянии. Следующим шагом массовое сознание подводилось к аналогии между режимами СССР и Фашистской Германии. Используя ненависть Советского Народа к фашизму и такие его лучшие качества как честность и справедливость, объяснялось, что разрушение Советского Государства совершенно необходимо как акт высшей справедливости по отношению к преступнику. Населению же нужно молчать и покорно принимать свою судьбу как соучастнику страшных преступлений. Пока народ практиковался в покаянии и закатывании глаз, проводилась крупная чистка его карманов и уничтожение страны.

Казалось бы зачем и кому сейчас все это надо? Никакой анализ не изменит прошлого. Тем, кто действительно погиб и их родственникам, независимо от степени их реальной вины это уже совершенно безразлично — все равно погиб он в компании тысяч или миллионов. Это не нужно лично ни Сталину, ни тем другим, кто был подло оболган. Однако это нужно нам и нашим потомкам. Если когда-нибудь нам или им придётся встать перед выбором выбора общественного устройства и мы будем полагать, что социализм и построение разумно организованного общества неотделимы от понятий «массовых репрессий» и «истребления миллионов ни в чем неповинных людей», то мы сделаем одни выводы. Мы будем стесняться своей истории, как стесняются преступников среди родственников, будем стараться избежать повторения того, чего на самом деле не было и наша история пойдёт одним путём. Если же мы будем считать, что это было не так и это было время героев и величайший свершений, то это придаст нам силы и мы будем стараться быть похожими на наших предков в несгибаемой силе их духа. Если же мы будем полагать, что это было время героев, совершавших одновременно огромные ошибки, то мы придём к третьему варианту ответа. Только все эти наши ответы будут не о прошлом, а о нашем выборе в будущем, то есть нашей судьбе и судьбе наших детей.

Мне пришлось сознательно написать пару десятков страниц там, где в принципе хватило бы и двух, но лжецами и манипуляторами написано и сказано столько, что я хочу чтобы опровержение лжи получше отложилось в памяти: реальный современный человек управляется эмоциями в большей степени, чем разумом.

Репрессированные

Числа миллионного масштаба были выбраны фальсификаторами не случайно. Они не только шокируют человека, вызывая сильные эмоции, но и отключают способность к критичности, жертва манипуляции не в состоянии поверить, что можно ТАК врать. Этим широко пользовалась ещё фашистская пропаганда. Другая причина, по которой это было возможно, основана на том, что для среднего человека всё, что превышает примерно сто тысяч, относится к категории «очень много» и если скажут, что погибло сто миллионов, то он вполне может в это поверить, потому что в повседневной жизни он не оперирует большими числами. Поэтому жуликов пока ещё не забросали тухлыми помидорами или тем, что посерьёзнее — для человека такие большие числа обычно находятся за пределами его жизненного опыта.

Автору в этом смысле проще. Моя специальность — комплексный анализ данных и постороение моделей и у меня есть все основания однозначно утверждать, что «Модель истории, построенная на приведенных выше утверждениях, неадекватна». Так говорят специалисты, обычно избегающие эмоциональных оценок. В переводе на обычный «человеческий» язык это означает «подлая ложь и фальсификация».

После многократного переписывания истории за последние годы, приведения «статистики» и цифр, «доказывающих» прямо противоположные вещи люди уже не верят никаким числам и никакой статистике, поэтому почти не буду приводить чисел и использовать методик, кроме тех, которые может легко проверить каждый, кто закончил 8 лет средней школы. Хочу добавить, что определённые статистические расчёты эти для очистки совести исследователя я проводил и они привели меня к абсолютно тем же самым выводам. Однако считаю нужным, чтобы читатель на основе здравого смысла вместе со мной сам пришёл к выводу, что все утверждения о массовых репрессиях, подобные приведенным выше — ложь от первого и до последнего слова. Для того чтобы доказать, что «король голый» совершенно необязательно быть профессиональным портным. Достаточно иметь функционирующие глаза и не бояться хотя бы немного думать.

Для доказательства своей правоты нам вполне достаточно показать, что преступление было невозможным в тех конкретных обстоятельствах. Примерно так, как физики, чтобы не тратить зря силы и время проверяют «размерность величины». Например, если в результате сложных вычислений расстояния между двумя точками мы получили сантиметры, то это ещё не гарантия того, что результат вычислений будет правилен и следует перепроверить само численное значение. Но если вместо «обычных» линейных сантиметров мы получим в качестве меры длины сантиметры квадратные или кубические, то числовое значение проверять не имеет смысла — мы имеем сто процентов гарантии, что оно не верно в принципе. Второй принцип, который мы будем использовать — это метод доказательства «от обратного», известный нам со времен шестого класса. Он базируется на том, что для случая «да-нет» исходно принимается точка зрения противоположная тому, что мы хотим доказать и если удается доказать ее несостоятельность, то из этого автоматически следует доказательство нашей правоты.

ГУЛАГ СССР Рассмотрим систему доказательств «ужасающих массовых репрессий» в так называемые «Сталинские годы». Утверждения сторонников данной гипотезы были следующими: Фашисты уничтожали чужие народы, а коммунисты — свой 20 миллионов убитых на войне с немцами, двадцать — на войне с собственным народом Было расстреляно 10 миллионов человек 40 (50..., как вариант даже 60) миллионов прошедших лагеря Практически все арестованные были невиновны — их сажали на основании за то, что мать срывала голодным детям 5 колосков в поле или уносила катушку ниток с производства и получала за это 10 лет Всех арестованных согнали в лагеря на строительство каналов и лесоповал, где большинство из заключенных и умерли Все лучшие люди России были уничтожены в период репрессий, а потом в Войну и Россия не имеет никакого шанса на спасение

Согласно версии «репрессий» все аресты проводились за достаточно небольшое даже по меркам одной человеческой жизни время — 10-15 лет, они начались примерно в 1935-36 гг., достигли пика в знаменитом 37-м, потом пошли на спад, Сталин умер в 1953 г., аресты закончились. Очевидно, что в Великую Отечественную «органам» было не до доносов про анекдотчиков, была очевидная и крайне серьёзная задача — война с одной из сильнейших спецслужб мира. Следовательно, все аресты которых были якобы десятки миллионов, выпали примерно на 10-15 лет, то есть арестовывалось примерно 2-3 миллиона в год (надо полагать, что в годы «пика» — 1936-37 — арестованных должно быть в несколько раз больше). Отметим этот факт.

«40 миллионов прошедших лагеря» (лжец и фальсификатор Солженицын называет число в 60 миллионов, но его всерьез даже рассматривать не стоит). Для анализа вполне достаточно 40 или 20, можно взять даже 10 — доказательство станет несколько длиннее, но выводы от этого не изменятся ни в коей мере. Желающие легко могут сделать сами, я же не вижу необходимости тратить время, потому что «умному достаточно».

Средний человек не видит образа того, что означают числа таких масштабов, поэтому стоит привести примеры из недавнего прошлого, ещё сохранившиеся в исторической памяти. Например, через армию во время Великой Отечественной прошло около 40 миллионов человек. Практически в каждой семье кто-то воевал. Почти в каждой семье кто-то погиб. Кто осмелится это оспаривать?

Мой отец ушел на войну из маленького уральского городка почти сразу после школы летом сорок третьего. Из мальчишек его класса живым, хотя и тяжело раненым, вернулся он один. Практически в каждой моей знакомой семье кто-то воевал, в очень многих кто-то погиб. Моим семьям по отцовской и материнской линии невероятно повезло, те кто воевал, вернулись искалеченные, но живые. Но в семье брата моего деда на фронт ушли три сына и дочь. Все они погибли. Их пожилой отец ушёл на фронт, убавив себе года и тоже погиб. В селе под Казанью, где жил мой дед, из нескольких сотен домов не было семьи, где не было ушедших на фронт. По пальцам можно было пересчитать дома, в которых седые старушки не хранили бы «похоронки» и выцветшие фотографии не пришедших с Войны отцов, сыновей, братьев, дочерей. Кстати говоря, боевые потери Советской Армии составили не более 8 миллионов человек, но мы посчитаем, что 20 и увидим даже при таких «приписках» оппоненту ничего не изменится, таковы масштабы лжи о «репрессиях».

Когда говорят о 40 миллионах репрессированных, я не верю лживым словам, я верю своим глазам. В пятиэтажном стоквартирном доме в областном центре России, где прошло мое детство, жили 23 ветерана войны, 5 из них — инвалиды, когда они выходили во двор в День Победы кто с несколькими солдатскими медалями, кто с грудью, покрытой орденами их не мог не заметить даже слепой. Когда мы, школьники обходили квартиры микрорайона, чтобы разносить поздравления ветеранам, то такая картина была в любом доме. И это спустя 30 лет после Войны. И опять же не было семьи, где бы кто-то не воевал, почти ни одной, где бы кто-то не погиб. Вот что такое 40 и 20 миллионов человек. Это неудивительно — количество прямых родственников в семье составляет минимум 9-10 человек (двое родителей, братья-сестры, дети). Население страны тогда составляло 190 миллионов. Вероятность того, что в любой семье будет кто-то уничтожен в результате «репрессий» одинакова с вероятностью гибели на войне, вероятность быть «посаженным» — с вероятностью службы в армии. Следовательно, если бы было не то что убито, а просто «посажено» 20 миллионов (о 40 миллионах я уже и не говорю), то практически в каждой семье должен находиться минимум один «безвинный узник». Сейчас стало модно быть «жертвой репрессий» и факт заключения уже не имеет смысла скрывать, как и дворянское происхождение, этим даже гордятся. Посмотрите вокруг, спросите друзей и родственников: сколько из их семей было «брошено в тюрьмы», сколько «исчезло»? В каждой семье.

Кстати сказать, что в том же селе, где живут мои родственники, во времена «кровавой чистки» в лагере оказалось 4 человека. Один из них «сел за уголовщину», одного «подставила» жена (он погиб потом в штрафбате) и один за то, что украл что-то из колхоза, но пошёл по статье как за антисоветское преступление. На этом очень интересном моменте мы остановимся чуть позднее. Один человек из села был арестован и умер в тюрьме (он воевал в Белой Армии) потому, что вскрылось его участие в каких-то преступлениях в Гражданскую. Не расстрелян был никто.

В том же доме, где я жил, репрессирован была 1 (одна!) женщина — «за катушку ниток» во время войны она получила 5 лет. Об этом тоже стоит вспомнить чуть позже. Не расстрелян был никто, никто не «исчез». Учитывая крайне суровые времена 30-х это очень и очень мало, даже если учесть уголовных преступников.

Когда спрашивают, почему народ не восстал, когда его истребляли, то фальсификаторы отвечают «Народ этого не знал». Факт того, что они не подозревали ни о каких «массовых репрессиях» подтверждают не только практически все люди, жившие в то время, но и многочисленные письменные воспоминания современников и зарубежных путешественников.

Когда началось «разоблачение культа личности», то народу рассказывали и объясняли о том, что «массовые репрессии имели место». Это примерно то же самое что людям, прошедшим войну или их родственникам, рассказывать о том, что она, война, оказывается была. Понятное дело, что такого оратора приняли бы за сумасшедшего. В случае же «массовых репрессий» потребовались серьёзные усилия. Не говоря о геббельсовской вакханалии, развёрнутой в «перестройку», во времена хрущёвского «разоблачения культа личности» кроме массового выпуска книг Дьякова и Солженицина (показательно, что оба они были тайными агентами НКВД, что является доказательством спланированных централизованных действий) в обязанность особо доверенных членов партии входило «разъяснение народу политики партии». Если бы массовые репрессии действительно «имели место», то это по меньшей мере странно. Вероятность того, что при 40 миллионах и даже 20 миллионах репрессированных (на самом деле согласно статистике народ «узнал» бы о репрессиях примерно начиная с 3-4 миллионов жертв) никто бы из окружающих «ничего не знал» равна вероятности того, что абсолютное большинство живущих в 41-45 гг. не знали бы о Великой Отечественной — нулю.

Имеет смысл кратко отметить несколько важных вопросов, на которых нет не только вразумительных, вообще никаких ответов по той причине, что этих ответов вообще не может быть — сразу становится очевидной абсурдность самой темы.

Откуда взялось такое невероятное количество заключённых? Ведь 40 миллионов заключённых — это население тогдашних Украины и Белоруссии вместе взятых или всё население Франции, или всё городское население СССР тех лет. При арестах такого масштаба должны были опустеть целые области и даже республики. Для ареста 600 тысяч чеченов и ингушей было задействовано несколько десятков тысяч солдат. Факт их ареста и транспортировки был отмечен современниками как, шокирующее событие, что вполне понятно. Почему же арест и транспортировка в 50 раз большего количества людей не было отмечено очевидцами? Во время знаменитой «эвакуации на восток» в 41-42 гг. было перевезено в глубокий тыл 10 миллионов человек. Эвакуированные жили в школах, семьях, времянках, где угодно. Этот факт помнит всё старшее поколение. Это было 10 миллионов, как же насчёт 40?

Почти все очевидцы тех лет отмечают массовое перемещение и работу на стройках пленных немцев, которых нельзя было не заметить, народ до сих пор помнит, что например, «эту дорогу строили пленные немцы». Это вполне понятно — пленных на территории СССР было около 3 миллионов, это много и факта деятельности такого большого количества людей не заметить было никак нельзя. Что же сказать про количество «зэков» в примерно в 10 раз большее? Только то, что сам факт перемещения и работы на объектах строительства такого невероятного количества арестантов должен просто потрясти население СССР, этот факт передавался бы из уст в уста даже спустя много десятков лет. Было ли это? Нет.

Если же эти десятки миллионов были перемещены в отдалённые районы, где их якобы не могли видеть, то без ответа остаётся множество вопросов типа: почему не был отмечен факт транспортировки? Как транспортировать в отдалённые районы по бездорожью такое огромное количество людей и какой вид транспорта, доступный в те годы при этом использовался? Массовое строительство дорог в Сибири и на Севере началось существенно позже. Перемещение больших масс людей по тайге без дорог вообще нереально — нет никакой возможности их снабжать во время многодневного пути. По этой причине большие армии по тайге не ходят, горы они могут перейти, а вот тайгу — нет.

ГУЛАГ Где размещались заключённые? Предполагается, что в бараках, вряд ли кто будет строить в тайге небоскрёбы для зэков. Однако вместимость одного барака невелика и даже большой барак не может вместить людей больше, чем обычная пятиэтажка, поэтому многоэтажные дома и строят. 40 миллионов — это 10 городов размером с тогдашнюю Москву. Неизбежно должны были остаться следы таких гигантских поселений. Где они? Нигде. Если же разбросать такое количество заключённых по огромному количеству маленьких лагерей, расположенных в труднодоступных малонаселённых районах то их невозможно будет снабжать и транспортные издержки с учётом бездорожья станут невообразимыми. Если их разместить близко к дорогам и крупным населённым пунктам, то всё население страны немедленно узнает об огромном количестве заключённых и вокруг городов должно быть большое количество очень специфических сооружений, которые не заметить или спутать с чем-либо другим невозможно. Лагерь — достаточно дорогое «удовольствие» для государства, это содержание охраны, систем безопасности и специфических систем поддержания функционирования — «колючки», «запреток», штрафных изоляторов и т.д, без которых лагерь выполнять свои функции не сможет и спрятать эти функции никак нельзя. Вывод будет тот же самый, что и ранее: существование такого количества заключённых — ложь.

Чем занималось такое количество арестованных? Арестант в своей массе не может выполнять квалифицированный труд рабочего, из среднего интеллигента или крестьянина не выйдет нормальный токарь или фрезеровщик (либо надо создавать структуры массового обучения типа ПТУ «на зонах»), то есть на заводах они работать не могли, вести квалифицированное строительство — тоже, профессионал-строитель сделает это намного лучше и быстрее. Копать котлованы и месить бетон — да, но не более того. Даже в нацистской Германии заключённые использовались только на простых работах и даже там весьма значительная часть заключённых не работала вовсе — необходимость в неквалифицированном труде ограничена. А что ещё могут делать такие массы неквалифицированных в производственном смысле людей? Валить лес? Но огромное количество лесорубов мигом бы превратило Сибирь в пустыню и такое количество леса невозможно было бы вывезти, негде и некому употребить.

Знаменитый Беломорканал строили «всего» 150 тысяч заключённых, Кировский гидроузел — 90000. Я говорю «всего» потому что эти цифры — ничто по сравнению с десятками миллионов. Про то, что эти объекты строили зэки, знала вся страна. Десятки миллионов заключённых должны были оставить после себя воистину циклопические постройки, по сравнению с которыми Беломорканал — среднеазиатский арык по сравнению с Волгой. Где эти сооружения и как они называются?

Вопросы, на которые не будет ответов, можно продолжить.

Как снабжались такие огромные массы народа в отдалённых труднопроходимых районах? Если даже предположить, что кормили узников по нормам блокадного Ленинграда (250 г хлеба на работающего, а зачем в лагере неработающий? На самом деле норма была в 3 раза выше), то это означает, что для снабжения только заключенных нужно минимум 5 миллионов килограммов хлеба в день — 5000 тонн. И это если предположить, что охрана ничего не ест, не пьет и вообще не нуждается в вооружении и обмундировании.

Наверное, все видели фотографии знаменитой «Дороги Жизни» — нескончаемой линией один за другим идут полутора- и трёхтонные грузовики — практически единственное транспортное средство тех лет вне железных дорог (лошадей считать транспортным средством при таких перевозках не имеет смысла). Среднее население блокадного Ленинграда составляло около 2 миллионов человек (на самом деле меньше). Дорога через Ладожское Озеро — около 60 километров, но она была одна (для снабжения даже 2 миллионов человек нужно несколько десятков дорог) и сразу же доставка грузов даже на такое небольшое расстояние стало серьёзнейшей проблемой. Проблема здесь не в немецких бомбёжках — немцам не удалось прервать снабжение ни на день. Проблема в том, что дорога была всего одна, а реальная пропускная способность проселочной дороги (каковой по сути была Дорога Жизни) — мала. Как сторонники гипотезы «массовых репрессий» представляют себе снабжение 10-20 городов размером с Ленинград, расположенных в сотнях и тысячах километрах от ближайших дорог?

Сибирь - ГУЛАГ Каким образом вывозились продукты труда такого количества заключённых и какой вид транспорта, доступный в то время, для этого использовался? Если доставлять грузы по рекам, то в условиях северной навигации это возможно только в течение полугода. Например, строительство Комсомольска-на-Амуре вели несколько десятков тысяч энтузиастов, но их транспортировка, размещение и снабжение представляли серьёзную организационно-техническую проблему, что отмечают документы и свидетельства очевидцев тех лет. При всём при этом комсомольцы в охране и надсмотрщиках не нуждались.

Можно не ждать ответов — их не будет.

Каким образом было возможно арестовать и этапировать такое количество людей? Это только в воображении столичного интеллигента, личности почти лишённой реального жизненного опыта, человек после доноса соседа сразу оказывался в ГУЛАГе на расстоянии в несколько тысяч километров. Процесс работы «органов» всех стран, времён и народов одинаков. После получения информации (например, доноса, сообщения агента или иных признаков совершения преступления) оперативный работник должен понять, что имело место нарушение закона, напечатать документы и подать их в прокуратуру (в случае серьёзного преступления сразу же произвести временное задержание имеющимися силами), прокуратура рассматривает документы, открывает дело (предписывает следователям вести следственные действия в отношении подозреваемого и только его), если правонарушение требует взятия под стражу, то выдаёт документ разрешающий арест (ордер), то есть разрешение государства арестовать подозреваемого, а не того, кого придёт в голову оперативнику.

Проведение ареста Оперативник согласно нормативным документам о проведении ареста, получает разрешение использовать других сотрудников, при этом из сотрудников «органов» и при необходимости, приданных им военнослужащих (тоже получивших соответствующие приказы от командиров, иначе они не сдвинутся с места), формируется группа для проведения ареста, ей придаются необходимые средства (транспорт, оружие, право использовать опорные пункты и средства связи и т.д.), группа ареста поддерживает связь с сотрудниками, сообщающими о местонахождении объекта ведь «вслепую» на задержание не поедет никто. То есть арест — достаточно долгий и трудоёмкий процесс, в который вовлечено немалое количество людей. Какое количество сотрудников и какие затраты времени и ресурсов нужны для проведения всех этих мероприятий по задержанию 40 миллионов человек? После ареста производятся следственные действия, избежать их никак нельзя, особенно в условиях полухолодной-полугорячей войны, в которых существовало Советское Государство тех лет. Пусть дело кажется сфабрикованным, но вполне возможно, что задержанный и правда враг или знает что-то о настоящих врагах. Поэтому необходимы хотя бы допросы подозреваемых, которых надо где-то разместить.

Где же размещались задержанные? Задержанные практически никогда не содержатся вместе с отбывающими наказание, для этой цели существуют специальные следственные изоляторы. Содержать арестованных в обычных зданиях нельзя — нужны специальные условия, следовательно должны были строиться в каждом городе в большом количестве следственные тюрьмы, рассчитанные на десятки тысяч арестантов каждая. Это должны были быть сооружения чудовищных размеров, перед которыми блекнет даже здание МГУ — в знаменитой Бутырке содержалось максимум 7000 заключённых. Кстати, здание МГУ по сути — огромное общежитие, в котором проживает около 5000 человек. Самый большой следственный изолятор КГБ — Матросская Тишина вмещает не более 3000 человек. Даже если предположить , что население СССР было поражено внезапной слепотой и не заметило строительства гиганских тюрем, то тюрьма такая вещь, которую не спрячешь и незаметно не переделаешь под другие сооружения, куда же они делись после Сталина? После пиночетовского переворота 30000 арестованных деть было решительно некуда и их временно разместили на стадионах, что было возможно в том климате. Кстати, сам факт этого был немедленно замечен всем миром. Что же сказать о миллионах? «Правозащитники» что-то невнятно говорят об использовании монастырей для содержания заключённых. Несколько монастырей действительно использовались для этой цели. Эта идея не нова и изолированные кельи монастырей неплохо подходят содержания арестантов, что позволяло использовать их по указанному назначению ещё во времена византийских бунтов. Но обычный монастырь — очень небольшое сооружение, рассчитанное на несколько десятков, максимум сотен монахов. Заключенных он вместит немного — надо где-то содержать склады и охрану.

Исключением был знаменитый СЛОН (Соловецкий Лагерь Особого Назначения, гигантский монастырь-остров-крепость с сотнями строений), крупнейший из лагерей СССР, он содержал максимум 150000 заключённых (и то включая лагеря на материке) и был навсегда закрыт (!) в 1939 году назначенным на должность Наркома НКВД Лаврентием Берия в связи с сокращением количества заключённых. На содержание миллионов арестантов не хватило бы не только всех монастырей России (около тысячи, половина из которых была разрушена), но даже всей Европы впридачу. Монастыри же, как правило, передавались совсем другим организациям — Наркоматам Культуры, Образования и прочим.

Мелодии и ритмы Гулага

 

>> ДАЛЬШЕ

 


в ТАЙНЫ СОВЕТСКОЙ ИМПЕРИИ

в ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

в КАРТУ САЙТА


ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА







Хостинг от uCoz