ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА


ТАЙНЫ КАТАСТРОФ - - КАТАСТРОФЫ НА МОРЕ


ТАЙНА КРЕЙСЕРА «ИНДИАНАПОЛИС»

Виталий Гузанов

«Это самая важная тайна, сохранение которой в течение всей второй мировой войны являлось предметом наибольших забот».
Адмирал флота США Уильям Д. Леги

Говорит ли читателю что-либо название острова Тиниан? Его невозможно найти в обычном Атласе мира, не удостоился он и чести попасть в Географический энциклопедический словарь. А между тем остров Тиниан в годы второй мировой войны сыграл немаловажную роль в судьбе Японии. С этого острова поднимались в воздух «Б–29», на борту которых находились атомные бомбы.


Крейсер "Indianapolis" после ремонта у острова Мар, за 3 недели до гибели.

"Indianapolis, Pearl-Harbour, 1937"

1.

В токийской тюрьме Сугамо, где содержались после капитуляции Японии военные преступники, в один из декабрьских дней 1945 года распахнулись двери камеры перед капитаном 3 ранга Мотицура Хасимото. Открылись не для того, чтобы узник обрел свободу... Нет, конечно. Два американца с нашивками сержантов, отрывисто скомандовали: «На выход! Быстро, быстро!»

За воротами тюрьмы они бесцеремонно втолкнули Хасимото в джип, который сразу же набрал скорость. Оглядываясь по сторонам, Хасимото пытался определить, куда его везут. На сносном английском он поинтересовался у конвоиров, но они сделали вид, что не поняли его. Никаких объяснений, никаких ответов на вопросы. В какой-то момент Хасимото подумал, что его везут в Иокогаму, где в те дни шел судебный процесс над офицерами и генералами императорской армии и флота. Но джип, покинув разрушенные кварталы столицы, доставил узника по узкой извилистой дороге на военный аэродром Ацуги, находившийся в нескольких километрах от Токио.

В транспортном самолете, куда Хасимото препроводили и сдали под расписку пилотам, с ним тоже никто не обмолвился и словом. Только на Гавайях, где машина приземлилась на дозаправку, из случайно услышанного разговора Хасимото смог узнать, что его этапируют в Вашингтон по решению военного трибунала, который слушает дело бывшего командира тяжелого крейсера «Индианаполис», и что ему отведена роль главного свидетеля на процессе.

2.

Милях в двадцати от Сан-Франциско находится остров Map. С весны 1945 года, на здешней судоверфи ремонтировался тяжелый крейсер «Индианаполис», которым командовал Чарльз Батлер Маквей. Этот доблестный моряк участвовал во многих значительных операциях и сражениях на море. Например, у острова Мидуэй, в заливе Лейте, при захвате островов Гуам, Сайпан и Тиниан. В бою за Окинаву находившийся под его командованием крейсер «Индианаполис» подвергся атакам камикадзэ. Один смертник спикировал прямо на палубу. Команде удалось потушить возникший после взрыва пожар и спасти крейсер, однако дальше участвовать в операции «Индианаполис» не мог. Крейсер ушел в Сан-Франциско для ремонта.

Спустя два месяца, когда кpeйcep уже вышел из дока, корабль посетили генерал Лесли Гровс, руководитель «Манхэттенского проекта», и контр-адмирал Уильям Парнелл. В каюте командира «Индианаполиса» они рассказали Маквею о цели своего визита: корабль должен принять специальный груз и доставить его... Куда — не сказали. Передали Маквею секретный пакет от начальника штаба при Верховном главнокомандующем Вооруженными Силами США адмирала Уильяма Д. Леги. В верхнем углу пакета было два красных штампа: «Совершенно секретно» и «Вскрыть в море». Главное, что уяснил Маквей: специальный груз дороже крейсера и даже жизни его экипажа, поэтому за ним — глаз да глаз.

В наши дни трудно найти очевидцев упомянутых событий, свидетельствовать могут только архивные документы, даже в мемуарах американских адмиралов полным-полно расхождений и неточностей. Лишь одно не вызывает сомнений: в июле 1945 года тяжелому крейсepy «Индианаполис» было приказано взять на борт компоненты атомных бомб и доставить этот груз на остров Тиниан, входящий в Марианский архипелаг. По одним сведениям, «начинок» было для двух бомб, по другим — для трех. По каким-то причинам ящики не могли находиться вместе, их разделили, разместив в разных помещениях корабля. В командирском салоне — металлический цилиндр, в котором содержалось около или более ста килограммов урана, в самолетном ангаре «Индианаполиса» — детонаторы бомб. Каждый причастный к этому делу получил кодовое имя. Например, генерал Лесли Гровс, представлялся Релиф, другой пассажир — капитан 1 ранга Уильям Пэрсонс, участвовавший в создании бомбы, именовался Юджа. Сама операция по доставке специального груза на остров Тиниан называлась «Бронкс Шипментс».

3.

Ровно в 8 часов утра 16 июля 1945 года крейсер снялся с якоря, миновал бухту Золотой Рог и взял курс в открытый океан, а спустя 10 дней приблизился к острову Тиниан. Была лунная ночь. Волны бились о борт, пенились, рассыпали причудливые брызги и с шипением уносились к белевшему вдали песчаному берегу. Близко к берегу подходить было нельзя, пришлось отдать якорь в пяти кабельтовых от причальной стенки. С рассветом к «Индианаполису» подошла самоходная баржа с представителями командования островного гарнизона. Ветер уже ослабел, и волны стали значительно меньше, но еще перекатывались в порт через мол.

На палубе толпились армейские, авиационные и флотские офицеры, переговариваясь вполголоса. Капитан Маквей заметил, что Юджа (Уильям Пэрсонс) чувствовал себя среди них как в своей тарелке, подойдя поближе, он расслышал кем-то брошенную фразу: «Груз ждут специалисты в Пещере адмирала Какута. Это имя кое о чем говорило командиру крейсера. Ровно год назад «Индианаполис» поддерживал артиллерийским огнем штурмовые отряды, высадившиеся на Тиниан. Руководил обороной острова контр-адмирал Какудзи Какута, командующий военно-воздушными силами Марианских островов. Захваченный десантниками японский солдат рассказал, что командный пункт адмирала Какута находится в хорошо замаскированной пещере на окраине города Тиниан. Военнопленный вызвался проводить морских пехотинцев. В спешке при попытке войти в пещеру двое десантников подорвались на минах. Тогда было принято решение взорвать вход в пещеру и замуровать ее защитников. После взрыва в окутанной клубами едкого дыма пещере некоторое время раздавались одиночные выстрелы, затем все стихло. Видимо, контр-адмирал Какута погиб вместе со своей командой. На следующий день гарнизон острова Тиниан прекратил сопротивление...

Этот эпизод запомнился Чарльзу Маквею. Теперь же он без труда смог догадаться, что в пещере будут собирать новое оружие. Надо полагать, оно ускорит темпы борьбы с Японией.

Тем временем матросы боцманской команды закончили работу, перенесли тщательно упакованные ящики на баржу, на которой уже застучали дизели, все говорило о том, что самоходка вот-вот увезет островное начальство и многочисленную охрану из офицеров. С изысканной вежливостью притронувшись к козырьку фуражки, капитан 1 ранга Пэрсонс поблагодарил капитана Маквея за доставку специального груза, а когда баржа отходила от борта, крикнул: «Желаю удачи, сэр!»

«Индианаполис» еще пару часов оставался на открытом рейде острова Тиниан в ожидании дальнейших указаний из штаба главкома Тихоокеанским флотом. Ближе к полудню пришла шифрограмма: «Следовать на Гуам». Это не так далеко. От Гуама начинается судоходная линия до Лейте, по которой ходят конвойные и эскортные корабли американцев. И, разумеется, эта акватория была излюбленным районом охоты японских подводников. Маквей рассчитывал, что на Гуаме его крейсер задержится и ему удастся провести ряд тренировок и учений экипажа, который нуждался в боевой «обкатке»: команда на треть состояла из новичков. Но надежды на стоянку на Гуаме не оправдались. «Индианаполису» приказали немедленно выйти в море.

4.

Японские субмарины I-53 и I-58 Японская подлодка «I–58» уже десятый день находилась на судоходной линии Гуам — Лейте. Командовал ею опытный подводник — капитан 3 ранга Мотицура Хасимото. Родился он 14 ноября 1909 года в Киото, окончил престижное военно-морское училище на острове Этадзима, что недалеко от Хиросимы. Когда Япония начала войну на Азиатском континенте, младший лейтенант Хасимото только приступил к службе в должности минного офицера на подводных лодках. Участвовал в атаке на Перл-Харбор. После этой операции Хасимото в порядке поощрения был послан на курсы командного состава, по окончании которых, в июле 1942 года, ему доверили субмарину «PO–31», приписанную к базе Йокосука. Подлодка была не первой молодости, да и роль ей была отведена сугубо вспомогательная — доставлять провиант, горючее в канистрах, боеприпасы на острова Гуадалканал, Бугенвиль и Новую Гвинею. Все задания Хасимото выполнял четко и в срок. Со стороны начальства это не осталось незамеченным. В феврале 1943 года Хасимото приступил к обязанностям командира субмарины «I–158», которая в это время оснащалась радиолокационной аппаратурой. По сути дела, на лодке Хасимото проводился эксперимент — изучение работы радиолокатора в различных условиях плавания, ибо до той поры японские субмарины воевали «вслепую». В сентябре 1943-го, спустя полгода, Хасимото уже командовал другой лодкой — «РО–44». На ней он действовал в районе Соломоновых островов как охотник за американскими транспортами. В мае 1944 г. пришел приказ откомандировать капитан-лейтенанта Хасимото в Йокосуку, где строилась по новому проекту лодка «I–58». На его командирскую долю выпала ответственная работа — провести достройку и переоборудование лодки под носитель человеко-торпед «Кайтэн».

«Кайтэн» (дословно — «Переворачивающий небо») — так называли миниатюрные подводные лодки, рассчитанные всего на 1 человека. Длина мини-субмарины не превышала 15 метров, диаметр — 1,5 метра, но она несла на себе до 1,5 тонны взрывчатки. Моряки-смертники направляли это грозное оружие против вражеских кораблей. Производить «Кайтэны» в Японии стали с лета 1944 года, когда стало очевидно, что только самоотверженность летчиков-камикадзэ и моряков-смертников может отсрочить момент военного поражения страны. (Всего же до конца войны было произведено около 440 «Кайтэнов». Их образцы и по сей день хранятся в музеях при токийском храме Ясукуни и на острове Этадзима.)

Субмарину «I–58» командование включило в отряд «Конго». Впоследствии Хасимото вспоминал: «Нас, окончивших военно-морское училище по курсу подводного плавания, было 15 человек. Но к этому времени большинство офицеров, составлявших некогда наш класс, погибло в боях. Из 15 человек осталось в живых всего 5. По странному совпадению, все они оказались командирами лодок, входящих в отряд «Конго». Лодки из отряда «Конго» выпустили в общей сложности 14 «Кайтэнов» по кораблям противника.

I-58

5.

«I–58» покинула Курэ 18 июля 1945 года, имея на борту шесть человеко-торпед «Кайтэн». Правда, две пришлось послать (одну за другой) на вражеский танкер-нефтевоз. Судно потонуло сразу же. Хасимото сообщил своей команде, что почин сделан: «Всех благодарю!» В этих же водах командир лодки рассчитывал встретить большой конвой, но 29 июля в 23 часа акустики обнаружили одиночную цель. Хасимото приказал всплыть в надводное положение. Сам на мостик не поднялся, доверив наблюдение за горизонтом штурману и сигнальщику.

Торпедный отсек японской субмарины I-58

Первым цель обнаружил штурман. Дальнейшее наблюдение за приближением чужого корабля Хасимото уже вел через окуляры перископа. Несмотря на то, что противник был еще на большом расстоянии, командир распорядился приготовить торпедные аппараты. Соответствующая команда была дана и экипажам «Кайтэнов». Установив курс и скорость цели, командир начал сближение...

Когда взрыв потряс крейсер «Индианаполис», Маквей воскликнул: «Боже! В нас снова врезался камикадзэ!» На этот раз Чарльз Маквей ошибался. В этом районе японские самолеты уже не были хозяевами неба, крейсер могла подстеречь и торпедировать только подводная лодка.

...Люди барахтались в воде, отчаянно размахивали руками. Захлебываясь и задыхаясь, корчась в страшных судорогах, они встречали свою смерть... Кто-то выхватил капитана Маквея из воды и швырнул вовнутрь плотика к ногам тесно прижавшихся друг к другу, обезумевших матросов-первогодков. Чарльз Маквей так и не узнал подчиненного, которому был обязан своим спасением. Только на седьмые сутки их сняли с плотика. Седьмые сутки — это 6 августа 1945 года. В тот день над океаном, над местом гибели «Индианаполиса», пролетел бомбардировщик «В–29» («Энола Гей»), несший на своем борту атомную смерть, ласково называвшуюся «Малыш» и предназначенную для японского города Хиросима.

Плотики все еще покачивались на мертвой океанской зыби. Страдальцы взывали о помощи. Из экипажа «Индианаполиса» погибло 883 человека, причем половина из них ушла в пучину моря вместе с кораблем, а остальные не вынесли жажды и скончались, не дождавшись помощи.

6.

Спасенные моряки на Гуаме. Как действовала субмарина «I–58»? Над этим вопросом ломают головы иностранные военные историки, в том числе и российские. Большинство склоняется к тому, что в борт американского крейсера врезался «Кайтэн». Так, в серьезном труде «Подводные лодки иностранных флотов во второй мировой войне» сказано:
«Крейсер «Индианаполис» (США).
Потоплен человекоуправляемыми торпедами».
В другом источнике:
«Подводная лодка «I–58» потопила человеко-торпедами американский крейсер «Индианаполис».

Известно, что у вашингтонских судей был рапорт некоего Гарри Барка, в котором говорилось, что он, морской офицер, обследуя трофейные японские субмарины, услышал в ноябре 1945 года рассказ инженера-механика «I–58», участвовавшего в последнем боевом походе, что по крейсеру «Индианаполис» были пущены «Кайтэны» и что это был один из тех случаев, когда это оружие было успешно применено.

В Вашингтоне считали, что чрезвычайно важным свидетелем в деле прояснения тайны гибели крейсера может стать бывший командир «I–58» военнопленный Мотицура Хасимото. Родственники погибших на крейсере моряков требовали сурово наказать капитана Чарльза Б. Маквея как главного виновника произошедшей трагедии, а военнопленного японца Хасимото перевести в разряд военных преступников.

Завершение спасательной операции. Высадка уцелевших моряков крейсера в Гонолулу.

У Мотицура Хасимото не было адвоката, показания он давал через переводчика. Ранее уже говорилось, что он знал английский, но не в такой степени, чтобы отвечать на замысловатые вопросы судей. Наступил такой момент, когда Хасимото показалось, что судьи ему не верят, даже поставили под сомнение чертеж маневрирования и атаки «I–58», сделанный им собственноручно. Хасимото не хотел «потерять лицо», поэтому продолжал настаивать на своем. Но суду было ясно: в действиях Хасимото при атаке на крейсер многое не стыковалось, возникали странные неувязки в хронометраже выпуска обычных торпед и взрыва на «Индианаполисе».

Суд военного трибунала признал капитана Чарльза Батлера Маквея виновным «в преступной халатности» и приговорил его к разжалованию с увольнением из рядов Военно-морского флота. Позднее приговор был пересмотрен. Министр ВМС Дж. Форрестол вернул Маквея на службу, назначив начальником штаба командующего 8-м военно-морским районом в Новом Орлеане. Спустя четыре года Маквей был отправлен в отставку в чине контр-адмирала, поселился у себя на ферме. Вел уединенный холостяцкий образ жизни. 6 ноября 1968 года Чарльз Батлер Маквей покончил с собой — застрелился. Он стал 884-й жертвой в экипаже «Индианаполиса», перевозившего специальный груз на остров Тиниан.

7.

Маршрут и место гибели крейсера "Индианаполис". А как сложилась судьба капитана 3 ранга Мотицура Хасимото?

После возвращения из Вашингтона в 1946 году Хасимото некоторое время продолжал находиться в тюрьме, затем был переведен в лагерь военнопленных, прошел у американцев фильтрацию. Снова, разумеется, были допросы. Не было отбоя от журналистов, которым хотелось знать, применял Хасимото «Кайтэны» против «Индианаполиса» или нет?

Освободившись из лагеря, бывший подводник стал капитаном торгового флота, ходил на судне почти тем же маршрутом, что и на субмаринах «I–24», «PO–31», «I–158», «РО–44», «I–58»: Южно-Китайское море, Филиппины, Марианские и Каролинские острова, случалось заходить на Гавайи и в Сан-Франциско...

Уйдя по выслуге лет на пенсию, Мотицура Хасимото принял монашество в одном из храмов в Киото, а затем написал книгу «Потопленные», в которой продолжал придерживаться версии, что против «Индианаполиса» он применил обычные торпеды.

Мотицура Хасимото скончался в возрасте 59 лет, в один год (1968) с Чарльзом Б. Маквеем. Так, по-видимому, было угодно судьбе.

* * *

Интересно, как сложился бы дальнейший ход войны на Тихом океане, если бы роковая встреча крейсера «Индианаполис» и субмарины «I–58» состоялась на три дня раньше, на подходах к Тиниану, когда капитан Маквей еще не освободился от своего секретного груза?

НАЗАД <<<


в МОРСКИЕ КАТАСТРОФЫ

в ТАЙНЫ КАТАСТРОФ

в ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

в КАРТУ САЙТА


ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА










Хостинг от uCoz